Псковская область

Зритель на бартер больше не требуется

19.02.2014


Свои экспертные семинары Институт регионального развития отныне будет проводить по четвергам, в стенах Псковского академического театра драмы им. Пушкина – по новому месту работы своего научного руководителя, назначенного с 9 января и.о. директора театра. «Считайте это нашим совместным проектом с театром», - предложил Сергей Дамберг. Пока что взаимная выгода реализовалась так: театр институту – комнату, институт театру – сведения о публике.

 

Пока шел фестиваль, на входе в зрительные залы посетителей ловили девушки с анкетами в руках. Каждому они задавали несколько простых вопросов: откуда узнали о фестивале, были ли в прошлом году, сколько заплатили за билет, сколько готовы заплатить и т.д. Никаких там «вам понравилось или очень понравилось», без всяких сложных «как вы считаете, в правильном ли направлении развивается театр» - словом, интересно было посмотреть, что в итоге социологи вытащат из этих цифр.

Руководитель проекта, социолог ИРР Дмитрий Лебедев вытащил достаточно, чтобы оценить, насколько удачным оказался старт обновленного драмтеатра. Забегая вперед, скажем, что достаточно удачным.

Структура публики

 

Самая большая удача и предмет гордости и.о. директора театра Сергея Дамберга – это солидная доля нового зрителя. Лишь треть из нынешних посетителей фестиваля приходили на спектакли год назад, еще пятая часть призналась, что в прошлом году прийти не смогли, хотя обычно стараются быть. Половина аудитории в этом году побывала на Пушкинском театральном фестивале впервые – театр получил 700-800 новых зрителей.

Всего мероприятия посетили 1500 человек, в среднем по два раза. Исследователи насчитали 3000 визитов.

Еще одна удача – возрастная структура зрительской аудитории. «Ромашка» выглядит практически равномерной: исключая несовершеннолетних (5%), прочие возрасты почти поровну распределяются на доли от 12,8% (18-24 года) до 20% (55-64 года).

- В городе другой такой площадки, насколько я понимаю, больше нет, - отметил Лебедев.

Полученное распределение довольно точно совпадает с демографической структурой города. Единственное долевое отклонение социологи выявили в группах 45-54 и 65 и старше, люди этих возрастов процентов на 10-12 доминировали в общей массе зрителей.

Поскольку в предыдущие годы подобные исследования не проводились, сложно сравнить XXI Пушкинский театральный фестиваль с XX-м, XIX-м и прочими. Единственное, можно сопоставить возрастную структуру в группах «пришел впервые», «был в прошлом году», «бывал когда-то». Среди молодёжи выше доля вновь прибывших: 6,9% зрителей до 18 лет и 15,8% в группе 18-24 пришли на фестиваль впервые, в прошлом году приходили на спектакли 3,6% и 9% соответственно. Не удержать молодежь – главный страх новой дирекции.

Отдельное внимание привлекают 8,9% пожилых зрителей старше 65 лет, которые впервые в этом году посетили фестиваль: здорово, что их удалось вытащить из дома.

А вот региональная структура плохая, признал директор театра. 87,5% аудитории – это жители города Пскова. Остальные 12,5% распределились среди иногородних и районных посетителей. Сергей Дамберг видит в этом проблему, хотя на всех псковских праздниках распределение получалось ровно таким же: доминирует Псков, чуть-чуть районы и немного туристов, в основном питерских.

- Нам надо убедить хотя бы петербургскую публику, что тут есть нечто стоящее, чего в Санкт-Петербурге не увидишь. Я не уверен, что публика поедет на отдельные спектакли, но фестиваль точно должен стать поводом для тура, - считает социолог.

Еще одна проблема – гендерная структура аудитории театра. Доля мужчин среди театральной публики составила 19,4% - «бесстрашные диванодавы» сидели дома, отправив прекрасную половину в одиночестве наслаждаться прекрасным. Учитывая, что демографический расклад в Пскове – 45 (мужчин) на 55 (женщин), получается, что где-то четверть псковичей мужского пола игнорируют театр в принципе.

- Фестиваль получился не только Пушкинским, но и женским, - резюмировал Дмитрий Лебедев.

Реакция на цены

 

За фестиваль Псковский драмтеатр заработал 1,2 млн рублей, сообщил директор театра. Это, разумеется, не покрыло всех затрат – да и цели такой не стояло – но за неделю работы очень неплохо. Чисто теоретически заработок театра мог быть в два раза выше: только 53,3% зрителей платили за свои билеты.

Бесплатно посещали театр аккредитованные журналисты, критики и участники фестиваля, но, кроме того, оказалось немало тех, кто рассматривал фестиваль как этакую ярмарку тщеславия: когда место в партере на халяву становится индикатором социального статуса.

- У меня очень много знакомых в Пскове, которые просили билет, и я несколько раз проделывал такой опыт, - поделился Сергей Дамберг. - Я говорил: все в порядке, товарищ дорогой, билеты вас ждут. Только заплатите за них, пожалуйста, в кассе. И слышал в ответ шок – как так, заплатить…

К слову, сотрудники ИРР посещали спектакли за свои кровные – и порядком разорились (один из моих знакомых потратил на семейные походы в театр сумму, сравнимую со среднемесячным заработком в области). Завлит театра Юрий Стрекаловский признался, что у него испортились отношения с некоторыми родственниками, друзьями и друзьями друзей. Что ж делать, бесплатные посещения спектаклей для всех своих – еще одна традиция, погибшая в Псковском драмтеатре.

Наиболее дорогие билеты, как выяснили социологи, покупали не самые состоятельные, а самые мотивированные люди.

- У нас нет такой ситуации, когда люди с большим достатком покупают более дорогие билеты. Я не хочу на фамилии переходить, но люди, которые могли бы приобрести театр целиком, покупали билеты за 600 рублей, - рассказал директор театра.

 

Две трети посетителей фестиваля назвали приемлемой цену билета, купленного на спектакль, причем неофиты фестиваля более лояльно отнеслись к ценовой политике, чем те, кто посещал театр в прошлые годы. Интересно, что восприятие цены менялось в зависимости от спектакля. Так, «Евгений Онегин» Театра на Таганке по стоимости показался псковичам более адекватным, чем «Онегин» Новосибирского государственного академического театра «Красный факел».

Сергей Дамберг пообещал, что Псковский драмтеатр не превратится в заведение для богатых, он должен остаться, как и был задуман, Народным домом.

- Нам принципиально важно сохранить возможность для студентов посещать театр за 100 рублей, - говорит директор театра.

Социологи, пользуясь случаем, прозондировали почву – за что еще кроме спектаклей теоретически готова платить псковская публика. Треть псковичей не готова платить вообще ни за что. Половина жителей города согласны отдать за интеллектуальный досуг символическую сумму в 50-250 рублей. Каждый седьмой согласен на 250-300.

С наибольшей готовностью культурная публика оставит деньги на входе в выставочный зал или лекторий. Меньше всего нашлось желающих заплатить за кинопоказ. Что и понятно: тут театр вступает в прямую конкуренцию с кинотеатрами, где за те же деньги можно получить как минимум куда больший комфорт. Не забудем и о торрентах.

Брать деньги за лекции и семинары – завиральная идея, признал Дамберг. В обозримом будущем такого рода мероприятия останутся в бесплатном доступе, хотя спрос, очевидно, есть. На лекцию Ольги Седаковой попали не все желающие – закончились стулья. К Павлу Рудневу в половине одиннадцатого вечера пришли человек семьдесят. Театральные критики Ирина Алпатова и Марина Быкова, проводя семинар практически для одной только прессы, признались, что столько народа у себя видят впервые. Интеллектуально оголодавший Псков проглотил всё фестивальное меню и довольно облизнулся.

Информация на входе и выходе

 

Публику на фестиваль созвала по большому счету сама же публика: каждый второй получил информацию о фестивале от коллег, родственников и знакомых. Личное общение – крайне значимый канал информации для Пскова. Реклама в интернете (27,2%) как источник информации перекрыла телевидение (8,5%) и газеты (10,1%) вместе взятые, особенно если прибавить еще социальные сети (невесомые сами по себе 3,7%). Почти каждый пятый узнал о фестивальной программе благодаря наружной рекламе.

К семинару 13 февраля сотрудники театра успели собрать 181материал про Пушкинский театральный фестиваль: 44 – в федеральной прессе, 115 – в региональной и 22 – в районной. Примерно половину материалов составила официальная информация об открытии театра, визите Владимира Путина, программа фестиваля. Собственно репортажи и рецензии на спектакли – это 23% публикаций. Последние 20% - статьи на разные околотеатральные темы (в том числе мрачная история про письмо с угрозами в адрес худрука театра Василия Сенина добавила 10% публикаций).

Такую прессу (с чем согласились и старожилы) Пушкинский театральный фестиваль за 21 год существования собрал впервые.

Время вперед

 

Исследование подтвердило первое впечатление, что фестиваль удался. Пожалуй, как никогда удался – потому что в предыдущие годы его легко было вообще не заметить, а теперь третью неделю только и разговоров, что о театре. Много новых зрителей. Больше молодой публики. Аншлаги, куча прессы.

Что дальше?

Теперь перед дирекцией и творческим коллективом театра стоит задача сохранить интерес к себе, удержать публику, заглянувшую отчасти из чистого любопытства – что же тут такое открыли в центре города или во что превратили наш старый добрый драмтеатр. Вопрос – как удержать? И тут мнения участников семинара неожиданным образом диаметрально разошлись.

Сергей Дамберг уверен, что заполнить зал зрителями могут только хорошие спектакли. В самом начале семинара он рассказал историю: в театр обратилась директор одной из школ с «заманчивым» предложением. Давайте, дескать, мы у вас проведем какое-то своё мероприятие, а школа в ответ обязуется поставлять на спектакли старшеклассников – забесплатно, разумеется, чтобы не было пустых залов. По словам руководителя школы, раньше это была «общепринятая практика».

- Я вам смело могу сказать как директор театра, что такие традиции нас, конечно, не интересуют, - заявил научный руководитель ИРР.

И вызвал резкие протесты со стороны отдельных участников семинара.

Например, искренне поразила позиция гостьи, представлявшей областной колледж искусств.

- Нужно формировать своего зрителя из школьников! – настаивала она. - Понятно, что вам предложили бартер, и вы сразу отказались, но если подумать об этом, то сначала [зрителей] заставляют, а потом [они] начинают анализировать и думать, и им становится интересно!

- Эффективно было бы в таком случае сотрудничать с УФСИН и дивизией… - продолжил движение в сторону абсурда Юрий Стрекаловский. - Почему нет, благодарная публика…

- Действительно, а почему нет? – не уловила иронии женщина. - Простите, а для кого тогда работать? Кто пойдет в театр? «Тот, кто захочет», да?

- Представляете, да, - Стрекаловский, как мне показалось, был ошеломлен такой откровенностью.

 

Та женщина была не одинока на семинаре – среди приглашенных (а помимо прессы пришли представители псковских учреждений культуры) нашла неплохую поддержку эта позиция: затащим силой, привыкнут, научатся получать удовольствие.

Неужто бартер – корпоративы в театре в обмен на поставку публики – это общепринятый метод работы в нашей культуре? Воистину многое скрыто от глаз непосвященных.

Для Сергея Дамберга, чей опыт работы в этой сфере не столь велик, подобный подход показался дикостью.

- Мы не должны дисциплинарными методами воздействовать ни на кого, - продолжал настаивать он. - Дисциплина не воспитывает, а подавляет. Это самый страшный опыт – я, как все, учился 10 лет в школе, это довольно тяжелое испытание. Это довольно низкоэффективный процесс усвоения знаний, когда уже в первом классе ребенок понимает, что от него требуется сидеть тихо. И тихо сидеть десять лет. И тихо сидеть в зрительном зале, куда тебя привели, и так далее. Это для меня не вопрос дискуссий. И я постараюсь, чтобы мы в насилии не участвовали.

Подневольная аудитория никогда не поймет, хорошо или плохо то, что происходит на сцене. Только свободная публика может ставить оценку актерам, режиссерам и авторам, голосуя ногами. Вы делаете хороший спектакль – мы идем его смотреть и советуем друзьям, если понравилось. Если очень понравилось, идем еще раз. Если нет – спектакль идет в пустом зале, даже если он очень нравится труппе и художественному руководителю.

- Если худрук ставит спектакли в пустом зале, то понятно, что этого худрука забыли вовремя поменять, - пожал плечами строгий директор.

Результаты своих театральных замеров Дмитрий Лебедев оценил как «большой успех» в том плане, что столько новых людей впервые попало не просто на фестиваль, а в театр, прокомментировал позднее автор исследования для «Псковской губернии». Особенно его впечатлила реакция публики на лекционную часть фестиваля, которая оказалась более чем востребована.

– Каждый второй нам сказал, что готов за такую лекцию заплатить. Я в этом вижу серьезный потенциал, - говорит социолог, - потому что одно дело сказать: «Я готов приходить на лекции», – а другое дело: «Я даже готов за это заплатить, каких-нибудь пятьдесят или сто рублей». Мне кажется, это колоссальный результат – именно как показатель заинтересованности, потребности разобраться в театре, современном его этапе развития и состояния, в театре как отдельном виде искусства.

Светлана ПРОКОПЬЕВА

 

Источник: http://gubernia.pskovregion.org

Дополнительные ссылки