Псковская область

Язык за зубами

От военной хитрости до военной подлости один шаг, 03.06.2015


«Сил наших, ума нашего и мужества не хватит говорить о трагедии нашего народа, в том числе о войне, всю правду, а если не всю, то хотя бы главную часть её». 
Из письма Виктора Астафьева Вячеславу Кондратьеву, 28 декабря 1987 г.

Пресс-секретарь Владимира Путина Дмитрий Песков сообщил, что недавнее подписание указа № 273 «О внесении изменений в перечень сведений, отнесённых к государственной тайне…» не связано с событиями на Украине и указ не означает, что проведение таких операций планируется. Если на минуту допустить, что Дмитрий Песков говорит правду, то, значит, публикации о погибших на территории Украины российских военнослужащих по-прежнему не противозаконны и никакой гостайны не нарушают.

1. Военная тайна

 

Российской верховной власти приходится непросто. С одной стороны, она упорно не признаёт, что в 2014-2015 году на территории Украины гибли и гибнут действующие российские военнослужащие. С другой стороны, информацию о погибших, раненых и пленных российские власти скрыть не могут.

За прошедшее с начала боевых действий время вышли десятки публикаций, где приводились убедительные доказательства того, что российские военнослужащие гибнут не просто «за пределами своих частей», а на территории соседнего государства. Что в таком случае делать российской власти? Опровергать? Давить на слишком любопытных журналистов? Так этим уже давно занимаются, и это не очень помогает.

И вот 28 мая 2015 года появляется указ № 273, сильно расширяющий понятие «гостайна». К ней теперь относятся сведения, раскрывающие потери личного состава в мирное время и в период проведения специальных операций.

О том, что писать о военных потерях нельзя, – говорили уже давно. Иногда это выглядело диковато. Некоторые псковские журналисты всерьёз доказывали, что любая информация о военнослужащих, опубликованная без ведома Министерства обороны, противозаконна. Сфотографировал могилу погибшего солдата и опубликовал её – значит, изменил Родине.

Таким образом, журналисты как-то необычайно широко трактовали Конституцию РФ, в частности основные права человека и гражданина (статьи 29, 45, 46, 48, 52, 53, 55).

После указа № 273 эти люди с бОльшим основанием могут говорить о том, что писать о погибших и раненых – это измена. Хорошо, измена. Вот только чему?

Во время войны о потерях писать нельзя, во время мира – тоже. Мы, видимо, вообще ничего и никого не теряем. Мы только находим.

В этом есть своя логика. Это логика государства, которое ещё до конца не разобралось с боевыми потерями Великой Отечественной войны. С момента окончания войны прошло уже 75 лет, а цифры потерь в разных источниках расходятся на миллионы, а то и на десятки миллионов человек. Плюс-минус миллион-два-три… Какая разница? Сотни тысяч погибших солдат той далёкой войны до сих не похоронены. Причина всего этого прежде всего в том, что погибших не принято считать. Не ценят живых – тем более не ценят мёртвых. К солдатам относятся как пешкам во время шахматной партии. Без умения жертвовать пешками и фигурами победа в серьёзной партии невозможна.

Более того, Владимир Путин этим же указом № 273 отнёс к гостайне информацию о лицах, которых спецслужбы изучают в целях привлечения к «содействию на конфиденциальной основе». Раньше засекреченными были только данные людей, которые содействие уже оказывали.

Вы написали о человеке, а его, оказывается, уже изучают, чтобы потом, может быть, привлечь к конфиденциальному содействию. Ни журналист, ни даже этот потенциальный агент ни о чём таком не догадываются, но закон о гостайне уже нарушен. Не хотите ли сесть лет на семь? (За разглашение гостайны по закону может грозить до семи лет тюрьмы (статья 283 УК РФ).

Получается, что Путин засекречивает и убитых, и живых. И это, безусловно, плохая новость.

А хорошая новость заключается в том, что об этих так называемых секретах и так все, кто хотел, уже узнали. Если бы указ вышел весной прошлого года, то, наверное, с публикацией материалов, допустим, о псковских десантниках [1] могли быть проблемы. Но у нас на дворе лето 2015 года.

2. Военная хитрость

Правда, у хорошей новости есть и обратная сторона. О боевых потерях в мирное время люди в России более-менее теперь осведомлены. Однако это принципиально ничего не меняет. Всё дело в военной хитрости. Если бы не военная хитрость, в необходимости которой убеждены многие граждане России, новейшая история нашей страны была бы другой.

Для применения военной хитрости желательна (но не обязательна) война. В 2014 году Россия в неё так или иначе ввязалась. Это было задолго до подписания указа № 273, который в значительной степени всего лишь перестраховка. Публикации о погибших и пленных российских военнослужащих, обнародованные расследования о сбитом пассажирском «Боинге» и тому подобное мало кого в России волнуют.

Пленные и погибшие, в том числе и случайные жертвы среди мирного населения, сами собой подразумеваются. А как же иначе? Война. Здесь важно лишь сохранить лицо. Ложь многими не воспринимается как зло. Зло, прикрытое ложью, быстро превращается в военную хитрость. Тем более что так было испокон веков. Не зря же на эту тему написаны целые трактаты. Искусство обмана (военного, дипломатического) шлифовалось тысячелетиями. Достаточно обратиться к книгам древнеримских авторов Секста Юлия Фронтина и Полиэна. Обе книги назывались одинаково: «Стратегемы» (или «Стратагемы», от древнегреческого «военная хитрость»).

Но сейчас уместнее вспомнить о 36 китайских военных хитростей (чжимоу). Какой Третий Рим? Второй Пекин. Или Шанхай.

3. Военная подлость

Не знаю, вспоминали ли российские политики в прошлом году древнекитайские хитрости, но вот для наглядности несколько чжимоу.

Чжимоу № 3, она же стратагема подставного лица: «Взять взаймы нож, чтобы убить человека. Убить чужим ножом. Погубить противника чужими руками. Вредить косвенным путем, не афишируя себя». Иначе говоря, это стратагема алиби, стратагема заместителя. Полезная штука для тех, кто привык действовать исподтишка, в том числе и для приверженцев «спецопераций».

Чжимоу № 5, она же стратагема стервятника: «Извлекать выгоду из нужды, трудностей, кризисного положения другого; нападать на поверженного в хаос противника».

Чжимоу № 7, она же стратагема мистификатора: «Может работать на трёх различных уровнях:

а) Следует так инсценировать угрозу, чтобы противник смог заметить обман; тогда его бдительность ослабеет, при виде настоящей угрозы он примет её также за ложную и в результате падёт её жертвой.

б) Выигрыш перевеса, достижение перемены в воззрениях или каких-то реальных изменений с помощью инсценировки.

в) Достать что-либо из воздуха; представить выдумку реальностью; распускать слухи; устраивать лживые, клеветнические кампании.

Тактика диффамации. Делать из мухи слона. Манёвр раздувания».

И так далее. Украинское направление российской внешней политики полностью укладывается в пять-шесть древнекитайских стратагем. Бесконечные манёвры раздувания, подставные лица, создание хаоса и т.д.

Так поступают российские власти. Но осознанно или неосознанно к мистификации присоединяются и обычные люди. Многие из них, несмотря на телевизионную пропаганду, догадываются, как обстоит дело. Им указ № 273 – не указ. Более того, некоторые из тех, кто догадываются, не одобряют действий российского руководства, разжигающих войну на Украине и конфликтующих с цивилизованным миром. Но эти же люди в какой-то момент вдруг вспоминают, что они граждане России и, следовательно, Россия в любом случае права. Даже если трижды неправа.

Эти люди ставят знак равенства между Россией и дорвавшимся до высшей власти чиновником.

В конце концов, всегда в запасе имеется стратагема № 32: «Представить ложное настоящим, а настоящее ложным. Заставить противника увидеть ловушку там, где её в действительности нет».

Проблема в том, что хитроумный лжец может попасть в ловушку, которую старательно приготовил для других.

Маршал Советского Союза, Герой Социалистического Труда Лаврентий Берия тоже когда-то думал, что всех перехитрил. Пока против него не провели спецоперацию, а Специальное Судебное Присутствие Верховного Суда СССР быстро отправило его на тот свет. А на этом свете было запрещёно произносить его имя (у меня на книжной полке стоит потрёпанный школьный учебник, изданный весной 1953 года, где многократно по настоянию учительницы школьником той поры жирно закрашена одна секретная фамилия. Это фамилия - Берия).

В большевистской традиции было вымарывать неугодных – правых и виноватых. Жертв и палачей. Традиционные ценности не забываются. Вымарывание продолжается.

Желание заставить замолчать, заткнуть рот неистребимо. Но столь же неистребимо желание сказать правду.

* * *

Чтобы не нарушить ненароком указ № 273, надо всех солдат объявить неизвестными, а все войны – необъявленными. Прошлые, настоящие и будущие.

Алексей СЕМЁНОВ

1. См.: А. Семёнов, Война спишет всё // «ПГ», № 33 (705) от 26 августа - 2 сентября 2014 г.; Л. Шлосберг. Мёртвые и живые // «ПГ», № 33 (705) от 26 августа - 2 сентября 2014 г.; «Всю роту положили» // «ПГ», № 34 (706) от 3-9 сентября 2014 г.; А. Семёнов. Неизвестные солдаты на необъявленной войне // «ПГ», № 34 (706) от 3-9 сентября 2014 г.; А. Семёнов. К последнему морю // «ПГ», № 36 (708) от 17-23 сентября 2014 г.; С. Прокопьева. «Данный список не является полным, к сожалению» // «ПГ», № 37 (709) от 24-30 сентября 2014 г.; Л. Шлосберг. Приказано лгать // «ПГ», № 38 (710) от 1-7 октября 2014 г.

Источник: Газета «Псковская Губерния»

Дополнительные ссылки