Псковская область

При такой бюджетной политике местное самоуправление утрачивает смысл — Лев Шлосберг

01.12.2018


 

Перед началом 26-й сессии Псковского областного Собрания депутатов Лев Шлосберг(фракция «ЯБЛОКО») выступил с докладом «Бюджетное самочувствие местного самоуправления в Псковской области: взгляд снизу 2».

Политик напомнил, что ровно год назад перед первым чтением проекта бюджета Псковской области на 2018 год он уже выступал по теме бюджетного самочувствия местного самоуправления Псковской области. Он считает, что теперь самое время взглянуть на эти же самые вопросы под тем же самым углом зрения и посмотреть, что изменилось за год.
«Нам с вами, как правило, очень скороговоркой показывают параметры консолидированного бюджета Псковской области, говоря «ну подробно останавливаться не будем, подробно остановимся на областном бюджете», – отметил Шлосберг.
По данным парламентария, с 2012 года доля собственных доходов всех муниципальных образований Псковской области (два городских округа, 24 муниципальных района, 25 городских поселений и 85 сельских поселений) в консолидированном бюджете Псковской области колеблется от 15 до 16%: и никак не может отойти от этого соотношения: «Соответственно, принципы бюджетной политики, которая определяет бюджетное самочувствие всех жителей Псковской области всех муниципальных образований остаются неизменными».
Политик отметил, что согласно проекту бюджета на 2019 год, в консолидированном бюджете области собственные доходы областного бюджета составляют 79%, а собственные доходы муниципальных бюджетов — 21%. Распределение по ключевому налогу Псковской области, в сумме составляющему 9 млрд 300 млн рублей – налогу на доходы физических лиц следующее: в областной бюджет поступает 70%, во все местные бюджеты – 30% подоходного налога. 
Далее Шлосберг обратил внимание на структуру обеспечения бюджетными доходами четырёх видов муниципальных образований Псковской области, где 47% приходится на два городских округа Псков и Великие Луки; 38% – на 24 муниципальных района; 7% – на 25 городских поселений; и 8% – на 85 сельских поселений Псковской области. 
Депутат заметил, что структура доходов муниципальных образований с учетом соотношения числа жителей и бюджетной обеспеченности доходами выглядит драматично: городское население Псковской области составляет практически 71% и на него приходится почти 87,8% бюджетных доходов, а сельское население составляет 29%, и на него приходится только 12,2 % доходов (при этом численность сельского населения в 2018 году достигло минимума за всю историю Псковской области).
«Мы постоянно говорим о депопуляции, об оттоке населения с сельских территорий как о процессе, который никем не управляется, никем не стимулируется, является стихийным, и это, как наступление зимы, неизбежно. Это не так. Государственная политика, которая в первую очередь конвертируется в бюджетную политику, стимулирует людей покидать сельские территории. Потому что даже минимальные бюджетные стандарты на этих сельских территориях не соблюдаются», – сказал Шлосберг.
В подтверждение своих слов политик сравнил между собой городские округа и муниципальные районы. Несмотря на то, что в Пскове и Великих Луках живут 301 тысяча человек, а в 24 муниципальных районах Псковской области – 335 тысяч человек, по доходной базе бюджетов два городских округа получают 56% доходов, а 24 муниципальных района – 44%.
Сравнивая городские и сельские поселения, Шлосберг заметил, что «эти несчастные равны в своей нищете» и располагают в сумме практически равными доходами. В городских поселениях проживают 149 тысяч человек, в сельских – 185 тысяч человек. При этом, напомнил депутат, городских поселений в области – 25, а сельских поселений – 85.
 
Происходит зацикленность местного самоуправления на хроническом дефиците бюджетов, у муниципальных районов растёт задолженность по бюджетным кредитам, которые органы местного самоуправления берут областного бюджета: «По итогам 2018 года объём бюджетных кредитов вырастет, потому что муниципальные районы фактически в ультимативном порядке взяли бюджетные кредиты на то, чтобы перезимовать, чтобы закупить топливо. И снова растёт муниципальный долг: ввиду ужесточения бюджетной политики по отношению к органам местного самоуправления он вырастет по итогам 2018 года, а по итогам 2017 года он снова возвращается к 1 млрд рублей».
 
Шлосберг считает, что в Псковской области по-прежнему действует репрессивная система межбюджетных отношений: «Невзирая на то, что муниципальные образования получают субсидии и субвенции из областного бюджета, они, как правило, связаны с исполнением тех или иных переданных государственных полномочий, а собственные полномочия местного самоуправления остаются на втором плане».
Однако политик заметил, что содержание переданных полномочий и их финансовое наполнение не связано с исполнением вопросов местного значения, о чём организаторы и администраторы региональной бюджетной политики предпочитают не упоминать: «В самой формуле бюджетных отношений заложено несправедливое бюджетное обеспечение городских и сельских территорий. Вообще, полного равенства и полной справедливости достичь невозможно ни в одном процессе, но если государство изначально ведёт дискриминационную бюджетную политику к жителям сельских территорий, жителям малых городов, то рано или поздно, это приводит к запустению территорий».
По словам Шлобсерга, последствия такой государственной политики видны на примере Псковской области как никакой другой: «Наш регион до сих пор остаётся столицей российской депопуляции и по оттоку населения, то есть отъезду людей за пределы Псковской области, и в других так называемых естественных формах, когда люди уходят из жизни».
Парламентарий рекомендовал при рассмотрении закона о межбюджетных отношениях посмотреть, каким образом могут регулироваться собственные доходы местного самоуправления для того, чтобы хотя бы смягчить изначально заложенную в бюджетной формуле бюджетную несправедливость. Также он полагает, что необходимо все возможные полномочия передавать сельским поселениям, где есть потенциал для их наполнения, насыщать их деньгами и тем самым восстанавливать сельскую жизнь. 
Шлосберг уверен, что нынешняя бюджетная политика говорит только об одном: «Власти Псковской области в возможность нормальной жизни на селе не верят. И, соответственно, жителей сельских территорий бюджетными стандартами не обеспечивают».
В заключение политик заметил, что в последнее время очень редко предметом внимания являются всего пять статей российской Конституции, посвящённые местному самоуправлению: «О них не упоминают даже в годовщины местного самоуправления, потому что эти годовщину больше похожи на поминки. Но я хочу напомнить, что права и полномочия органов местного самоуправления гарантированы Конституцией, они не входят в систему органов государственной власти и должны быть самодостаточны».
Шлосберг считает, что вот отсутствие конституционного обеспечения полномочий органов местного самоуправления абсолютно неизбежно приводит к тому, что местное самоуправление выхолащивается: «Возможность решения вопросов местного значения, которые являются сутью местного самоуправления, гарантированы Конституцией. Это должно быть точно так же гарантировано бюджетной политикой и межбюджетными отношениями».
Парламентарий привел в качестве цитаты норму 132-й статьи Конституции: «Органы местного самоуправления формируют, утверждают и исполняют местный бюджет, устанавливают местные налоги и сборы, решают иные вопросы местного значения», отметив, что сегодня конституционные полномочия местного самоуправления становятся декларативными:
«Накануне 25-летия российской Конституции, которое будет очень пафосно и громко отмечаться ровно через две недели, мы вынуждены, анализируя бюджетные процессы и в Российской Федерации в целом, и в Псковской области в частности, признать, что при таких межбюджетных отношениях и такой бюджетной политике существование местного самоуправления в Российской Федерации полностью утрачивает смысл».

 

Дополнительные ссылки

Темы: