Псковская область

Преобразование с последующей ликвидацией

Повальная реорганизация сельских школ и детских садов приведет к исчезновению в Псковской области категории малокомплектных образовательных организаций, 08.04.2015


В историю псковского образования 2015 год будет вписан как год чумной кампании по укрупнению и слиянию всех видов образовательных организаций. Начало кампании было объявлено осенью минувшего года лично губернатором. Картина предстоящих перемен походила на сон нездорового и не очень образованного человека [1]. Прошло буквально два месяца, и сон начал превращаться в явь.

Богданов-Бельский Николай Петрович (1868-1945). Воскресное чтение в сельской школе. 1895 г. Государственный Русский Музей.

Эта явь превратила жизнь директоров и педагогов сельских школ и детских садов, родителей учащихся в странное состояние, словно между жизнью и смертью: школа ещё есть, но будущего у неё нет. Самые отважные и грамотные стали бороться за самостоятельный юридический статус школ. Эта борьба вызывает у областных и районных властей плохо контролируемые вспышки злобы: ишь ты, педагоги, за рабочие места и зарплаты держатся, жить хотят лучше других. Интеллигенция недобитая. Особая участь уготовлена для сельских малокомплектных школ области, которых, по планам властей, после эпидемии реорганизации практически не должно остаться вовсе: всем им предписано стать филиалами либо городских, либо крупных сельских школ. Слава Богу, не все покорно кладут голову на плаху.

Когда 10 лет назад Псковская область оказалась впереди России всей по числу уничтоженных за один год сельских школ (под нож оптимизации попали одновременно 118 учреждений образования), процесс откровенно проходил через колено: приказ, звонок, приезд, объявление о принятом решении, всем молчать и бояться, сопротивление бессмысленно.

Никаких отличий в словах и делах не было. Обещали ликвидировать – и ликвидировали, несмотря ни на что.

Сопротивление, правда, оказалось совсем не бессмысленным. Самые правильные пошли в суд. И победили машину ликвидации. В итоге те, кто сопротивлялся, спасли не только своих детей и свои школы, но и сотни других малых школ, до которых газонокосилка модификации «К» не успела доехать [2].

Выжили многие. Только сейчас, перед началом новой волны «оптимизации», в преддверии новых жертв, становится понятно, как много их ещё остается живых – сельских малокомплектных школ и детских садов.

Теперь по Псковской области едет газонокосилка модификации «Т».

Эта газонокосилка работает несколько в другом ключе. Перед тем, как сделать своё запланированное техническое дело, она… улыбается. Она обещает всем, что всё будет хорошо. Даже ещё лучше, чем сейчас. Она обещает, что ничьи интересы не будут ущемлены, ничьи права не будут нарушены, все предложения будут учтены, никто не пострадает и – о, этот политический новояз России начала XXI века – «качество услуг повысится».

Особенность технологии газонокосилки модификации «Т» в том, что она красиво говорит неправду. Обещает одно, делает другое – то, что с самого начала и планировалось, но говорить об этом откровенно с народом неудобно, некомфортно, не хочется.

Для этой грязной работы есть другие газонокосилки – масштабом поменьше – районные, городские, поселковые. Им дают грязные задания, они делают грязную работу. Считается, что им за эту грязную работу платят. Народными деньгами.

Основным смазочным материалом для этой грязной работы является ложь.

Говорят, что сельские школы, ставшие филиалами городских, сохранят статус малокомплектных школ, смогут получать ненормированное финансирование.

Это неправда. Малокомплектный детский сад – до 12 человек. Малокомплектная начальная школа – до 28 человек. Малокомплектная основная школа – до 63 человек. Малокомплектная средняя школа – до 77 человек. Филиал не является организацией, число учащихся вольется в число учащихся большой школы, статус малокомплектной школы будет утрачен.

Говорят, что от сокращения должностей директоров школ и детских садов вырастет заработная плата рядовых педагогов.

Это неправда. Не вырастет ни на рубль. Но, отлично зная это, натравленные на директоров местные чиновники приезжают к педагогам, за спиной директоров ведут с учителями сальные разговоры про чужие зарплаты, прямо натравливают коллективы на своих руководителей. Подло и трусливо.

Говорят, что качество управления объединенными образовательными организациями не снизится, а возрастет.

Это неправда. Там, где детские сады «вливаются» в школы, директорам объединенного учебного заведения за руководство детским садом («оптимизаторы» словно не понимают, что это такое – детский сад, какая это ответственность) не намерены доплачивать ни рубля. Но кто будет отвечать за дошкольное образование в этой школе? Директор объединённой школы.

Кто будет отвечать за образовательный процесс и хозяйственные вопросы, вопросы безопасности в филиале школы, расположенном в десятках километрах от «центральной усадьбы»? Директор объединённой школы.

О чём будет думать директор такой «многоголовой» школы? О том, как сократить, и как можно скорее, число филиалов, сократить объем личной ответственности и личных рисков.

Говорят о том, что «филиализация» приведет к экономии средств бюджета.

Это неправда. Ни в одном случае обоснования реорганизации школы экономические расчеты не приводятся. Чиновники знают – их нет. Даже при создании объединенной бухгалтерии образования или даже всей социальной сферы района из учреждений ставки бухгалтеров уходят, а во вновь созданную объединенную бухгалтерию – приходят. Объем работы ведь не уменьшается.

Но мечта чиновников заставить всех, в том числе оставшихся руководителей, делать больший объем работы за меньшие деньги, остаётся. Эта мечта живет и здравствует. Они даже придумали для этого подхода издевательское название: «эффективный контракт». «Эффективные менеджеры», однако.

29 декабря 2014 года на заседании администрации Псковской области обсуждали проект постановления «О порядке проведения оценки последствий принятия решения о реорганизации или ликвидации образовательной организации, находящейся в ведении области, муниципальной образовательной организации, включая критерии проведения этой оценки (по типам данных образовательных организаций), и порядке создания комиссии по оценке последствий такого решения и подготовки ею заключений».

Бурно обсуждали, начальник управления образования Александр Седунов заметно волновался.

В январе 2015-го, после выхода постановления в свет, выясняется, что подписано оно… 19 декабря, то есть за 10 дней до публичного обсуждения на заседании администрации области. Что было тогда на заседании администрации 29 декабря? Спектакль?

Прокуратура области прислала мне на эту тему художественно-юридический ответ: «Повестка дня заседания администрации области формируется губернатором области, который может вынести на рассмотрение любые вопросы, в том числе и рассмотрение уже принятых актов. Какими-либо требованиями федерального законодательства этот процесс не регулируется».

Это замечательно, конечно. Только один вопрос: что делали все эти государевы люди, получающие заработную плату за счет налогоплательщиков, в рабочее время в рабочем помещении при непринужденном обсуждении документа, уже принятого и вступившего в силу? Это называется «работали»?

Говорят, что мнение людей при реорганизации школ и детских садов, расположенных в сельской местности, будет обязательно учтено.

Действительно, в соответствии с частью 12 статьи 22 Федерального закона «Об образовании в Российской Федерации» принятие решения о реорганизации или ликвидации муниципальной общеобразовательной организации, расположенной в сельском поселении, не допускается без учета мнения жителей данного сельского поселения.

Это требование является частью гарантий обеспечения прав граждан, проживающих в сельских поселениях, на получение образования.

Формы учета мнения граждан предусмотрены Федеральным законом «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации».

Но в постановлении администрации Псковской области от 19 декабря 2014 года об этом праве людей – ни слова.

Первый заместитель губернатора области Вера Емельянова ответила мне: «Отсутствие нормы, предусматривающей учет мнения жителей сельского поселения в постановлении объясняется тем, что постановление разрабатывалось в целях реализации пункта 2 статьи 13 Федерального закона «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации», частей 11, 14 статьи 22 Федерального закона «Об образовании в Российской Федерации», которые не требуют включения в критерии оценки последствий ликвидации или реорганизации образовательной организации учет мнения жителей сельского поселения. Указанная норма является самостоятельной в Федеральном законе «Об образовании в Российской Федерации» и требует учета при принятии решения учредителем о ликвидации или реорганизации образовательной организации, расположенной в сельском поселении».

Прокуратура Псковской области с Верой Васильевной полностью согласна: «Постановление в соответствии с частью 14 статьи 22 Федерального закона не регулирует порядок принятия решения о реорганизации или ликвидации муниципальной общеобразовательной организации, расположенной в сельском поселении, а определяет порядок проведения оценки последствий принятия решения о реорганизации или ликвидации образовательной организации, которая является лишь одной из стадий принятия такого решения.

Принятие данного решения в соответствии с частью 11 статьи 22 Федерального закона отнесено к компетенции органа исполнительной власти субъекта Российской Федерации или органа местного самоуправления, которые и должны учитывать мнение жителей сельского поселения, в котором находится образовательное учреждение».

Короче – власти должны учитывать мнение граждан, и точка.

Но точка не получается.

 
 

Сходы и собрания граждан при обсуждении вопроса о реорганизации школ (про детские сады не знаю ни одного схода или собрания граждан, а ведь обязаны проводить) превращаются в игру то ли в кошки-мышки, то ли в жмурки.

Приезжают на село районные чиновники, волость и школа собирают им народ, гости говорят: денег нет, директор лишний, убираем директора и юридический статус, школа становится филиалом и живет счастливо.

Народ не верит, и правильно делает. Народ помнит свои утраты.

Десятки школ, ставших филиалами, не прожили после этого и года.

Потому что необходимость учета мнения жителей при принятии решения о реорганизации (ликвидации) расположенного в сельской местности филиала образовательной организации, расположенной в городе, в Законе не прописана.

Никто из властей не будет эту необходимость искать.

Пообещал Андрей Турчак издать некое специальное постановление «о запрете ликвидации филиалов» – как раз на том самом заседании администрации области 29 декабря 2014 года, но до сих пор нет этого постановления.

На том же заседании губернатор лично сказал, что пункт об учете мнения граждан будет в постановлении о критериях реорганизации включен – и вот нет в постановлении этого пункта, и само постановление, как выяснилось, было за 10 дней до заседания уже подписано, и теперь как администрация области, так и прокуратура согласно пишут: и не нужен он там, учёт мнения населения – это отдельный самостоятельный процесс.

И вот этот процесс пошел.

В дер. Дубровы Новоржевского района власти района сообщили главе уже почти бывшей волости в 17 часов в четверг, что в 10 часов утра в пятницу надо собрать жителей в местном магазине (!) для обсуждения вопроса о реорганизации местной школы, давно ставшей костью в горле районных начальников. Глава волости почему-то не спросил, как это возможно с точки зрения не только закона, но и человеческой этики. Однако народ за ночь собрался, 40 человек пришли, всё, что считали нужным, представителям властей сказали, протокол оформили, главе района отвезли.

Что будет дальше? Власть учтёт мнение граждан? Ждём ответа.

В Невельском районе в аналогичной ситуации по Опухликовской средней школе власти после единогласного решения собрания граждан (60 человек пришли защитить школу) сказали людям: ваше мнение для нас носит совещательный характер, можем учесть, можем не учесть, а вообще в бюджете области на 2015 год вашей школы как самостоятельной уже нет.

Как это нет? Вера Емельянова лично говорила, что субвенция на заработную плату всем педагогическим работникам области, в том числе руководителям, в бюджете учтена до конца года.

Неужели и это неправда?

И вообще, куда девать Закон? Там ведь прямо сказано: «реорганизация не допускается без учета мнения жителей данного сельского поселения». Или это сказано не прямо, а криво? Не всем понятно? В судах придется доказывать это право?

Это теперь такая мода в Псковской области – посылать граждан в суды, а там – как повезёт?

И вообще, что делать с народом? Народ хочет жить на своей земле, учить своих детей, лечиться, посещать учреждения культуры, самостоятельно решать вопросы самоуправления.

Очередная «оптимизация» показывает народу, что он, народ, не прав, а прав тот, у кого больше… не скажу что прав, но возможностей для злоупотребления правом.

Везде, где народ начинает настаивать на своих правах, гламурная улыбочка с лица власти слетает, как штукатурка с бракованных изделий туристско-рекреационного кластера «Псковский». И народ видит власть такой, какая она есть – злой, лживой и жестокой.

Кажется, пора бы уже выучить на уроках истории, чем заканчиваются такие отношения власти и народа.

Но незнайки, умеющие гламурно улыбаться, но профессионально не разбирающиеся ни в чем, кроме частной собственности, продолжают настаивать, что действуют правильно, идут в нужную сторону, а народ не понимает своего счастья.

В своём доме так не живут.

Лев ШЛОСБЕРГ, 
депутат Псковского областного Собрания

 

1. См.: Л. Шлосберг. Вирус Незнайки// «ПГ», № 44 (716) от 12-18 ноября 2014 г.

2. См. подробно: «Мы считаем это позорным фактом» // «ПГ», № 25 (344) от 27 июня – 3 июля 2007 г.; Елена Ширяева. Прощай, Родина! // «ПГ», № 27 (346) от 11-17 июля 2007 г.; Редакция. «Нарушены права, свободы и интересы значительного числа лиц – учащихся, их родителей, педагогов» // «ПГ», № 27 (346) от 11-17 июля 2007 г.; Елена Ширяева.Снова отстояли // «ПГ», № 28 (347) от 18-24 июля 2007 г.; Елена Ширяева. Бессильные всесильные // «ПГ», № 29 (348) от 25-31 июля 2007 г.; Лев Шлосберг. Дорога к школе // «ПГ», № 30 (349) от 8-14 августа 2007 г.; Елена Ширяева. (С)дача согласия // «ПГ», № 30 (349) от 8-14 августа 2007 г.; Редакция. Три ответа // «ПГ», № 30 (349) от 8-14 августа 2007 г.; Елена Ширяева. Сами отстояли // «ПГ», № 32 (351) от 22-28 августа 2007 г.; Елена Ширяева. Смерть учителя // «ПГ», № 40 (359) от 17-23 октября 2007 г.; Елена Ширяева. «Мы с вами не прощаемся» // «ПГ», № 41 (360) от 24-30 октября 2007 г.; Елена Ширяева. Мы научим вас быть успешными // «ПГ», № 42 (361) от 31 октября – 6 ноября 2007 г.; Лев Шлосберг. Свет в окне // «ПГ», № 1 (370) от 9-16 января 2008 г.

Источник: Газета «Псковская Губерния»

Дополнительные ссылки