Псковская область

Некрополь беспамятства

Сегодня в наших силах возвести над руинами высокий могильный крест, символически слитый из именных военных крестов, украденных с солдатских могил, 18.06.2014


Когда в тоске самоубийства 
Народ российский немца ждал, 
И дух суровый византийства 
От русской церкви отлетал, 
Когда приневская столица, 
Забыв величие свое, 
Как опьяневшая блудница, 
Не знала, кто берет ее, 
Мне голос был… 
Анна Ахматова, 1917 год

Общественный конкурс на проект-идею памятного знака, посвященного воинам Первой мировой войны, похороненным на Мироносицком кладбище в г. Пскове, привлек внимание псковичей к этому месту. Неожиданно тема конкурса, переживаемая ранее немногими, вызвала и ряд качественных статей на ПЛН и ПАИ, колкую дискуссию завсегдатаев соцсети Facebook. Получился своеобразный «коллективный портрет» коллективного бессознательного отношения не только к Первой мировой войне, но и к городу, к вопросу о памятниках, к уровню знания, понимания, чувствования современности.

План Пскова 1857 г. Участок Мироносицкого кладбища с жилой застройкой причта.

Стало ясно: многим участникам дискуссии не хватает знания, в частности о таком крупном городском акценте, как Мироносицкое кладбище. Имеет место и призрачное понимание сути памятника (материализации человеческой памяти), уводящее от подлинного к «прикольному», декоративному, привычно-виртуальному. Наконец, уровень чувствования уклоняется от переживания трагической безысходности и силы для ее преодоления, почти полностью подменяя эти дискомфортные ощущения прагматичными сиюминутными самоутешениями.

Все чаще вспоминаю спор с отцом Павлом Адельгеймом, происходивший в начале 1990-х годов, когда он строил здание школы регентов у входа на Мироносицкое кладбище. Примерно так:

- Отец Павел, мы не будем проектировать школу на кладбище! Дети каждый день будут видеть похороны и страдание!

- Христианин должен быть готов к смерти каждый день. Мы воспитываем православных христиан. Не будете проектировать – найдем других!

И нашли, школу построили. А сегодняшний итог: не прошедшие, образно говоря, христианскую школу отца Павла не готовы не только к смерти, но и к жизни. Почти неприличными даже в год столетия Первой мировой войны кажутся темы гибели, необратимых уроков истории. Доступнее и комфортнее победные реляции.

Быть может, рассказ о Мироносицком некрополе, имея чисто познавательные цели, уточнит неясные для многих современников факты и поможет по-другому взглянуть на подлинную ленту истории, хотя и сохранившуюся фрагментарно.

Два взгляда на некрополь

Мироносицкое кладбище – одно из престижных кладбищ Пскова. Расположенное среди жилого квартала на ближнем Завеличье, оно в полной мере обладает той притягательной аурой «тихого приюта», которая воспета поэтами-романтиками XIX века. Древняя, намоленная церковь, часовня, домик причта (ныне школа регентов), благородные граниты старых надгробий, ажур металлической сени над склепом и печально-живописные руины, арка колокольни, отрезающая шум современной городской магистрали от специфической тишины некрополя, кроны высоких деревьев…. Все так.

Есть и другой взгляд: ряд мусорных баков на виду у города, перед той самой стройной колокольней; заполонившая сквер парадного подъезда толпа цветочниц, торгующих своей пестрой импортной продукцией (искусственными цветами китайского производства); сваленные в кучу, вывернутые из своих мест полированные надгробия известных псковских фамилий – Батовых, Трубинских… Гранитные памятники, лишенные крестов-наверший, со стертыми именами и новыми, нанесенными поверх старых (вторичное использование хорошего материала). Наконец и примета нашего времени – широкая, мощеная гранитом площадка, оформленная сверх всякой меры грубоватым, но дорогим благоустройством – столиками, оградками, крыльцами, лесенками и пустующими пока прямоугольниками будущих погребений. Резерв загробной жизни, обращенной в коммунальную квартиру для успевших ухватить место раньше соседей.

Причудливо переплетаются оба взгляда, когда попадаешь на старое Мироносицкое кладбище.

По существу, сегодня эта территория – зона исторического некрополя. Близ входа на возвышенности находятся два памятника архитектуры федерального значения – церковь Жен Мироносиц и средневековая часовня, а в северо-западной части, в низине – памятник истории, скромная площадка с бетонным обелиском над братской могилой 30000 жертв немецко-фашистских захватчиков. В сутолоке оград почти затерялась другие памятники истории - могилы участницы гражданской войны Ангелины Золоцевской [1] (в Пскове, в Завокзальном районе, есть улица ее имени) и поэта Николая Алексеева. Могилы Ю. П. Спегальского, О. К. Аршакуни, архитекторов, восстановивших Псков после Великой отечественной войны. Где-то здесь похоронен последний из рода баронов Врангелей. [2]

Кладбище считается закрытым, захоронения разрешены только в могилах родственников, но уплотнение происходит все время.

«…а другую церковь поставиша на скудельницах святых жен Мироносиц»

Церковь Жен Мироносиц. Западный фасад. Фото 1957 г. С. М. Морозова.

Не сразу и не быстро, вначале без определенного плана, веками формировалась существующая ныне территория Мироносицкого кладбища, забирая участок за участком в северном направлении, спускаясь с первоначальной горки в низину. Еще в XIX в. Мироносицкое кладбище окружали пашни, а городская улица Мироносицкая перетекала в дорогу, ведущую к берегу реки Великой, на Стефановский лужок и к окрестным деревням – Глинищам, Подвишенью.

Начальным импульсом к развитию этой отдаленной от города территории послужили так называемые скудельницы – братские могилы, предназначенные для погребения жертв эпидемий или моровых поветрий, периодически опустошавших город. Первая деревянная церковь Жен Мироносиц «на скудельницах», у общей могилы, была построена в 1537 году. Через десять лет, в 1547 году, ее возобновили в камне: «…а другую церковь поставиша на скудельницах святых жен Мироносиц приказщик Богдан Ковырин да Григорей Иванов Титова Кирила мыльника, да и придел в него имя святого Кирила поставиша да и службу вседневную учиниша и попов и дьякона, да общее житие составиша, да и яму у дьяков взяли на церковь, где убогиа кладуть, священником на службу» [3].

Это значит, что при скудельницах был основан общежительный монастырь, церковь учреждена соборной, при ней сформирован штат священников и дьяконов. У митрополичьих дьяков (епархиальной администрации) был взят контроль над средствами, поступавшими на погребения в скудельницах (ямах), эти средства переданы священникам новопостренного храма.

Летописец называет и заказчиков нового монастыря и его соборной церкви. «Приказчик» Богдан Ковырин известен по другим источникам: в 1534 г. он в числе трех псковских старост участвует в подписании торгового договора с Ливонией, как староста псковский он упоминается в 1555 г. Во всяком случае, Богдан Ковырин принадлежал к высшему слою городского населения Пскова и во время строительства церкви находился во главе псковского самоуправления.

Титовы были переведенцами из Москвы и были богатыми купцами. По своему положению они представляли ту же среду гостей «сведенных» [4], а значит, относились к новому населению Пскова, которое наполнило Средний город и приняло культуру своей новой родины. Эти новые горожане быстро осваивали псковские нравы и обычаи и становились своеобразными «новыми псковичами».

Кирилл мыльник остается фигурой загадочной. Судя по тому, что именно небесному покровителю Кирилла мыльника был посвящен придел создающегося вновь храма, он был наиболее уважаемым донатором и внес наибольшую сумму на постройку.

Само по себе основание общежительного монастыря представителями посадской верхушки – факт для Пскова XVI в. уникальный [5].

«Сформировалось кладбище псковских именитых православных старообрядцев»

Часовня у церкви Жен Мироносиц. Фото 1957 г. С. М. Морозова.

Планы Пскова конца XVIII в. показывают, что Мироносицкая церковь (монастырь к тому времени уже не существовал) разделила судьбу многих малых псковских монастырей, обращенных в приходские церкви. Активная хозяйственная деятельность прекратилась, влияние церкви на горожан ограничилось малым приходом. Единственной «живой» точкой, которая поддерживала существование церкви, было кладбище, востребованное во все времена. Оно заполнялось в границах возвышенности, которая стала когда-то основанием церковного здания.

В конце XVIII в. участок между Мироносицкой церковью и собором Рождества Иоанна Предтечи (примерно на современной Петровской улице) был занят военным лагерем: здесь находились казармы 5-й роты полевой артиллерии. Жилая и хозяйственная территория церкви традиционно располагалась к западу от церкви, напротив ее главного входа. К середине XIX в. здесь осталось две усадьбы причта и домик богадельни. За ними были церковные огороды, окруженные кладбищем и широкая улица, ведущая прямо на запад, в сторону нынешней ул. Киселева. Сейчас это одна из кладбищенских дорожек.

В 1878 году к северо-востоку от Мироносицкой церкви, на гребне возвышенности, к старому некрополю был присоединен новый участок для устройства единоверческого [6] кладбища, построена небольшая каменная часовня классических форм. Вокруг нее сформировалось кладбище псковских именитых православных старообрядцев: Батовых, Трубинских.

Многие были почетными гражданами Пскова, благотворителями и членами Псковской городской Думы. Это их фамильные надгробия, смещенные со своих мест, сваленные в безобразные кучи, до сих пор показывают границы единоверческого кладбища, поглощенного современными захоронениями. Часовня, еще вполне сохранившаяся в начале 1990-х годов, хотя и тогда заполненная мусорной свалкой, со вскрытым склепом, сейчас почти развалилась. В 1992 г., занимаясь исследованиями церкви, мы успели детально обмерить и сфотографировать часовню [7].

«На государственном уровне этот вопрос трактовался как акция национального патриотизма»

Проект-победитель конкурса. Памятный знак на месте Воскресенской часовни на Мироносицком кладбище в г. Пскове. Автор – архитектор Дмитрий Пославский.

К концу XIX – началу XX вв. расширилась территория Завеличья – город рос на запад. Соответственно, расширялась и территория Мироносицкого кладбища, пока примыкающая к городской границе – нынешней улице Петровской.

С началом Первой мировой войны устройство военного кладбища в Пскове могло бы стать для Псковской городской Думы вопросом внутрихозяйственного значения. Однако на государственном уровне этот вопрос трактовался как акция национального патриотизма:

Журнал заседания Псковской городской Думы от 18 ноября 1914 года сообщает:

«Заслушано предложение г. Псковского Губернатора следующего содержания:

Александровский комитет о раненых в заботах об увековечении памяти жертв войны, приняв во внимание, что прибывающие во многие города Империи с театра войны раненые и больные воины размещаются в местных госпиталях, лазаретах и больницах, где некоторые и умирают, полагал бы крайне желательным, чтобы умершие воины были хоронены в городах лишь на определенном кладбище и в одном месте, с сооружением на них часовен, крестов, памятников и пр., дабы такие особые братские кладбища, обсаженные впоследствии деревьями и обнесенные решеткой, служили напоминаниям следующим поколениям о жертвах Великой Европейской войны» [8].

Предложения комитета, одобренные императором Николаем II, были внесены для рассмотрения в органы местного управления – общественные городские и земские учреждения, которым было рекомендовано оказывать всемерное содействие в устройстве таких братских кладбищ.

Псковская городская Дума после тщательного обсуждения пришла к заключению, «что единственным кладбищем, которое для указанных целей могло бы быть расширено, является Мироносицкое, а потому постановила: на всем протяжении означенного кладбища с западной его стороны прирезать к нему полосу городской свободной земли, в общей мере около одной десятины, при условии, чтобы погребение воинов было сконцентрировано на особо избранном определенном месте, дабы впоследствии возможна постановка общего для сих могил памятника».

Военному ведомству было решено направить запрос о воинах, похороненных на братском кладбище, для составления регистрационных списков. Организация землеотвода была поручена гласному Думы, купцу и старосте Троицкого собора А. И. Чернову, а со стороны псковского священства было получено подтверждение о том, что духовные власти обеспечат обнесение кладбища оградой и «придания ему надлежащего благолепия».

Через два года ограда нового братского кладбища была сооружена на средства прихода Мироносицкой церкви, и причт просил дополнить участок военного кладбища, чтобы захоронения не производились на гражданском городском кладбище, что и было поручено специально созданной согласительной комиссии, состоявшей из представителей финансовых органов, губернского и уездного земств, а также военного и духовного ведомств.

В августе 1916 года согласительная комиссия отклонила предложение губернатора о расширении Мироносицкого кладбища на восток: «…такая близость кладбища к городскому жилью представляется исключительно опасной в виду присутствия подпочвенных вод в данной местности и плитяного грунта со склоном к реке. В конце Княже-Владимирской ул. (ныне – ул. Горького) ежегодно свирепствует брюшной тиф, что служит показателем загрязнения почвы; с расширением же в оном направлении кладбищ следует ожидать и увеличения эпидемических заболеваний» [9].

Предложение о расширении кладбища в южном направлении, распространении его на ту свободную площадку, которая сейчас является сквером, тоже не было принято из-за значительных расходов по благоустройству и возведению каменной ограды. Между тем на отведенном ранее участке уже было захоронено 800 павших российских солдат и офицеров и 27 пленных. В итоге территория кладбища была расширена в северо-восточном направлении и сегодня остается в этих границах.

Площадь военного кладбища занимала немногим более 1,5 га. На могилах за государственный счет ставились чугунные кресты с именами погребенных воинов. Мироносицкое военное кладбище признавалось как «важный и дорогой жителям Пскова памятник – кладбище героев Отечественной войны». К 1917 году здесь была уже построена и освящена часовня во имя Воскресения Христова, приписанная к церкви Александра Невского [10]. Архитектурный облик часовни пока нам не известен. Можно лишь догадываться о нем по общим размерам руин и сброшенному, перевернутому бетонному куполу. Существует устойчивая версия, что часовня была взорвана, но это точно не доказано.

Варварское и циничное разрушение кладбища началось от имени действующей власти в декабре 1928 года, когда закрывали Мироносицкую церковь и «национализировали» ее «ненужное и негодное» имущество.

«В президиум псковского окрисполкома поступило ходатайство от заведующего окрфинотделом Лурье, в которой было предложено, учитывая ценность металла, произвести изъятие 300 чугунных крестов (ориентировочно на 500-600 пудов) в целях получения дохода от продажи металла в размере 300 рублей. Основание было более чем «весомым»: чувства верующих ущемлены не будут, поскольку похоронены на военном кладбище иногородние солдаты бывшей царской армии, имеющаяся часовня полуразрушена, целый ряд крестов беспорядочно стоит или валяется, а само кладбище в запустении и не имеет никакого отношения к гражданскому…» [11]

По сравнению с 1928 годом мы, конечно, продвинулись вперед в гуманизме по отношению к чужим могилам, где погребены убитые воины, даже если они «иногородние». Но почему-то этот гуманизм носит выборочный характер.

Военное кладбище было уничтожено, и кто теперь бросит камень в тех, кто использовал престижные земли Мироносицкого некрополя для упокоения своих дорогих и близких. Не существует военного кладбища, и единственный материальный знак событий Первой мировой в Пскове – руины Воскресенской часовни, переживающие время.

Возможно, будут найдены архивные материалы – проекты или фотографии часовни и ее можно будет восстановить. Возможно, будут найдены и те регистрационные списки погребенных солдат и офицеров, и тогда можно будет поместить их в восстановленной часовне. Это – задача будущих историков.

А сегодня в наших силах возвести над руинами, сохранив их, высокий могильный крест, символически слитый из тех украденных именных военных крестов, которых лишили их утилитарная власть и людской страх. И положить в подножие креста венок, обрамляющий купол Воскресенской часовни.

Ирина ГОЛУБЕВА, председатель Псковского областного отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры

1. Ангелина Дмитриевна Золоцевская (1903-1963), участница первых боев Красной Армии под Псковом. Боец 2-го красноармейского полка, 15-летняя пулеметчица, была переброшена на Восточный фронт младшим командиром 17-го Петроградского полка. После окончания гражданской войны оставалась в рядах Красной Армии. Во время Великой Отечественной войны в штабе Второго Украинского фронта занималась подготовкой офицерских кадров. Награждена орденом Красного Знамени и медалями. После войны работала в Пскове замзаведующего областным отделом культуры, заведующей научно-методическим и библиографическим отделами областной библиотеки.

2. Многие псковичи помнят старика-старьевщика, скрывавшего свою фамилию. Его могилу на Мироносицком кладбище нашел Санкт-Петербургский историк Е. Овечкин, за что мы ему благодарны.

3. П1Л, Продолжение Погодинского списка. М., Вып. 1, 2003, с. 112.

4. «Сведеные», «переведенцы» - 300 состоятельных семей из Москвы, Подмосковья и городов Московского княжества, переселенных в Псков в 1510 году вместо высланных и репрессированных псковских семей «лучших людей». «Сведеным» предоставлялись жилые дворы высланных псковичей в престижном Среднем городе, поощрялась торговая деятельность и предоставлялись другие льготные условия.

5. Седов Вл. В. Псковская архитектура XVI века. М., 1996 г., с. 122-123,125

6. Единоверие (другие самоназвания — православное старообрядчество, новоблагословенное согласие, церковное старообрядчество, духовская вера, старообрядные приходы Русской православной церкви) — направление в старообрядчестве, сторонники которого при сохранении древних богослужебных чинов (двоеперстие, служба по старопечатным книгам и др.) и древнерусского бытового уклада признают иерархическую юрисдикцию Московского патриархата (Википедия).

7. Авторы исследования часовни – преподаватели Псковского филиала Ленинградского политехнического института, а ныне ПГУ, кандидат архитектуры В. В. Ланцев и архитектор А. А. Кирпичев.

8. Государственный архив Псковской области, ф. 11, оп. 1, д. 19, л. 248-250. 1914 г. Журнал очередного заседания Псковской Городской Думы.

9. ГАПО, ф. 11, оп. 1, д. 20, л. 78. 1916 г.

10. Ефимов А. Православные часовни Пскова.

11. Константинов О. Взорванная память. В Пскове обнаружен памятник героям Первой мировой войны. «Новости Пскова» от 24 ноября 1998 г.

Источник: Псковская Губерния

Дополнительные ссылки