Псковская область

Не было покаяния – и политические репрессии вернулись – Лев Шлосберг

31.10.2019


В Пскове вспоминали вчерашних и сегодняшних жертв политических репрессий

В Пскове у закладного камня на месте будущего мемориала памяти жертв политических репрессий состоялся митинг памяти жертв политических репрессий, организованный Псковским историко-просветительским и правозащитным обществом «Мемориал» при поддержке администрации города. На митинг пришли родные жертв репрессий, псковские политические и гражданские активисты.

До и после митинга его участники читали имена псковичей, казненных в годы репрессий, включенные в многотомное издание Книги Памяти. По данным архивов, это более 8 тысяч человек.

Председатель Псковского «Мемориала», сын политзаключенного Юрий Дзева, открывая митинг, напомнил, что «30 октября официально признан Днем памяти жертв политических репрессий Верховным Советом Российской Федерации в 1991 году, но на самом деле это День политзаключенного, когда в 1974 году в пермских и мордовских лагерях заключенные объявили голодовку с определенными требованиями, которые разошлись и по Советскому Союзу, и по всему миру».

«Вот уже восемьдесят – больше восьмидесяти – лет минуло с тех пор, как миллионы советских людей были объявлены врагами народа, брошены в тюрьмы, лагеря, расстреляны. В Псковской области эти события прошли через судьбы и сердца свыше 46 тысяч наших псковичей разных вероисповеданий, разных профессий. Это день великой скорби, этот день по глубине трагедии, пожалуй, ничуть не меньше, чем День Победы», – сказал Юрий Дзева.

Депутат Псковского областного Собрания Лев Шлосберг (партия «Яблоко») сказал, что «репрессии коснулись всех, потому что они изувечили всю жизнь в нашей стране. Они сделали жизнь нечеловеческой, они сделали жизнь полной страха, полной насилия, жестокости и несправедливости».

Депутат заявил, что «День памяти жертв политических репрессий должен был стать, по замыслу его инициаторов, днем покаяния государства и общества за те преступления, которые совершило государство». Но «до сих пор в нашей стране нет полного списка жертв политических репрессий. До сих пор идут споры, кто может быть оправдан, кто не может быть оправдан. До сих пор засекречены личные дела палачей, и потомки – уже внуки и правнуки – репрессированных в большинстве своём не могут узнать имена убийц. Это означает то, что государство защищает убийц: оно их покрывает, и оно себя с ними ассоциирует».

Отсутствие ответственности за политические репрессии минувшего века породило новые репрессии и ностальгию по палачу: «В воздухе Российского государства снова появилась тень Сталина. По Сталину скучают, по Сталину тоскуют, Сталина ждут. Каждый день его рождения и день его смерти люди, которых невозможно назвать иначе как безумцами, несут цветы к его могиле. И это страшно для страны, где потомки казненных несут цветы к могиле палача и людоеда», – сказал Лев Шлосберг.

По его мнению, «ответственность за такую атмосферу в стране, за такую слепоту, за такое безумие напрямую несёт Российское государство. Оно до сих пор себя ассоциирует со сталинщиной. Оно не готово произнести ни слова покаяния, ни слова наказания».

По мнению Льва Шлосберга, у мемориалов памяти «собираются люди, для кого День памяти жертв политических репрессий – это личный день: это день личной трагедии и день личной ответственности».

Лев Шлосберг отметил, что «к величайшему нашему стыду, словосочетание «политический заключенный» стало современной российской историей. В Москве, в Санкт-Петербурге, в Пскове, в других городах нашей страны сотни людей сегодня арестованы, лишены свободы за инакомыслие. Точно так же, как 80 лет назад палачи Сталина арестовывали и казнили людей за инакомыслие, за своё мнение, за человеческое достоинство, точно так же сейчас их потомки, потомки вертухаев, потомки НКВД, арестовывают, лишают свободы людей за их личное мнение, за их человеческое достоинство. В 2019 году, в XXI веке, в нашу страну вернулись политические репрессии. У этих репрессий уже есть жертвы: люди умирают, умирают их родные от приступов, от сердечных приступов».

Политик заявил, что в стране «фактически происходит ползучая реставрация сталинщины. Она происходит именно потому, что сталинщина не осуждена на уровне государства, не признана государственным преступлением и имя Сталина не внесено в реестр государственных преступников навечно. Именно поэтому этот кошмар возвращается».

Лев Шлосберг считает, что граждане России несут ответственность за происходящее сегодня и будущее: «У нас есть с вами большая ответственность. Первая ответственность заключается в том, чтобы помнить и говорить о том, что было в нашей стране при большевиках. Дело не только в Сталине – дело в миллионах людей, которые были воспитаны при Сталине, в доносчиках, стукачах и палачах, в расстрельщиках, в абсолютных подонках, которые чувствовали себя вольготно при этом людоеде. И точно так же сейчас начинают вольготно чувствовать себя другие люди при других людоедах. До тех пор, пока мы помним об этом, пока мы об этом говорим, пока мы несем свою личную ответственность за нашу страну, мы обязаны об этом говорить. Потому что только слово об этих преступлениях способно остановить новые преступления».

Кроме того, считает Шлосберг, «есть еще одна ответственность, кроме ответственности памяти, – это ответственность защиты и ответственность солидарности. Мы должны быть солидарны со всеми жертвами политических репрессий, живущими сегодня, со всеми политзаключенными. Мы должны говорить о том, что власти возвращают Сталина в современную Россию и это может завершиться крахом государства».

«Мы не должны бояться, мы не должны скрывать свое мнение, мы не должны молчать. Это наша страна, это наши люди, мы не отдадим их никому», – заявил политик.

Декан исторического факультета Свято-Филаретовского института Константин Обозный сказал, что «читая имена из «Книги памяти», из псковской «Книги памяти», мы возвращаем имена убитых, умерших под следствием, в лагерях наших земляков, имена которых были не только оболганы, прокляты, но и преданы забвению».

Он отметил, что «когда читаешь эти списки, поражает то, что репрессии коснулись всех слоев общества: там есть и… больше всего, конечно, колхозников, крестьян, рабочих, сторожей, поваров, конюхов, священнослужителей, но попадаются и председатели колхоза, и даже сотрудники НКВД и военнослужащие. Мы понимаем, что никто не был застрахован от того кошмара, который происходил в Советской России».

Константин Обозный отдельно отметил, что «однажды мы споткнулись, и даже первая мысль была, что, наверно, это ошибка: среди репрессированных оказались подростки 35-го, 37-го года рождения, которых расстреляли в 1942-1943 годах. То есть даже на оккупированной территории [Псковской области] при всем кошмаре, который здесь творился, советская власть своих щупалец не отпускала, и оргтройки, которые были в партизанских отрядах, под видом расправы с коллаборационистами, с предателями, с изменниками народа уничтожали целые семьи безвинных людей».

Историк напомнил, что «эти дела сейчас недоступны исследователям, но они хранятся в Псковском архиве ФСБ, и в свое время Михаил Федорович Иванов, сам ветеран партизанского движения, издал книгу, эти материалы изучил – это действительно исторический факт. Даже в такое время советская власть оставалась той, которой она была».

Участники митинга возложили к мемориальному камню венок от Псковского «Мемориала» и живые цветы.

Автор: Пресс-центр псковского «Яблока»

Дополнительные ссылки

Темы: