Псковская область

Напролом

14.11.2016


 

Глаза псковских застройщиков застилает федеральный бюджет, он очень хорошо закрывает обзор на исторический облик города, летающие возле детей кирпичи и тем более задетое соседнее здание, которое трещит по швам.

- Каменщик, каменщик в фартуке белом,
Что ты там строишь? кому?
- Эй, не мешай нам, мы заняты делом,
Строим мы, строим тюрьму.
- Каменщик, каменщик с верной лопатой,
Кто же в ней будет рыдать?
- Верно, не ты и не твой брат, богатый.
Незачем вам воровать.

16 июля 1901, Валерий Брюсов

Будущий шестиэтажный дом на Ольгинской набережной ещё даже не начал строиться, но уже доставил городу проблемы – одну за одной. О том, насколько здание впишется в ансамбль Кремля и исторического центра города, закрыв молельню Дома Батова, говорилось не раз, и, думается, ещё не раз будут спорить, когда здание обретёт очертания. Пока же место под строительство только готовится. И всего лишь доводит соседнее здание до трещин в стенах.

Окинув уцелевший корпус изнутри беглым взглядом, никакой катастрофы не видишь, впрочем, как и снаружи: центральный вход в офисы смотрится вполне себе прилично. Только потом (после прогулки по всем пяти этажам, восхождения на крышу и возвращения не без препятствий на улицу через то, что когда-то было пожарным выходом), вспомнился некогда увиденный фильм по роману Лукьяненко, какой-то из «Дозоров», точнее его финал: «Дом-то снесли. Снесли, а стеночка осталась». Только здесь, правда, все наоборот.

Дом, который построит фирма братьев Лузиных, находится почти напротив Псковского кремля. Фото: Артём Аванесов / «ПГ»

«Вот эта трещина до пятого этажа пошла, прямо в плиту», - показывает главный энергетик пострадавшего ООО «Финтраст» Владимир Мирошников на просвет в стене.

«Люди как работают? Не боятся?»

«Девочки из кабинетов на улицу выбегали, когда тут всё ломали, и штукатурка сыпалась на столы. Маячки поставим, будем следить, чтобы не поползли дальше», - как-то привычно рассказывает он и тут же приводит расчёты: они говорят, что смещение плит произошло сантиметра (!) на три.

                                                  

Монтажёры

Демонтировать соседние корпуса под строительство шестиэтажки на Ольгинской набережной начали ещё летом, и проблемы посыпались сразу, грудами кирпичей на крышу. В детскую парикмахерскую, у которой был отдельный крытый вход, ходить стало опасно: арматура падала прямо на крыльцо. Сейчас навес парикмахерской накренился под тяжестью обломков, поэтому, поясняет Мирошников, он предложил посетителям центральную проходную.

Корпус А, который находится в собственности ООО «Финтраст», напрямую примыкал к корпусам В и С, которые сейчас демонтируют. Работы ведутся методом частичного обвала, поэтому колебания от ударов техник, приходятся аккурат на соседей.

«По прежнему проекту корпуса А и В стояли на одной плите, поэтому их взаимосвязь ощущается напрямую», - объясняют представители «Финтраста».

Часть стены «Результат» уже разрушил. И это, опасается Владимир Мирошников, только начало. Фото: Артём Аванесов / «ПГ»

Реконструкция объекта незавершённого строительства на Ольгинской набережной 5а занимается ЗАО «Результат», директором которой является Андрей Вячеславович Лузин, брат депутата Яна Лузина. И к ним собственники корпуса А обратились в первую очередь. Несмотря на название фирмы, общение с «Результатом» к результату не привело, как и беседы с пресс-секретарем Лузина Светланой Сибильковой, что почему-то совсем не удивляет.

«В администрацию их приходим, они нас встречают на крыльце – охранник и секретарша – и дальше не пропускают, - рассказывает директор «Финтраста» Раиса Остапова. - Письмо, конечно, взяли, расписались, но на этом всё». Письменное обращение в ЗАО «Результат» поступило 29 июня, но с собственниками здания никто до сих пор не связался. На вопрос «Псковской губернии» госпожа Сибилькова 7 ноября по телефону отвечать тоже отказалась: «Пишите официальный запрос на застройщика, которому выдано разрешение. Спасибо», - прервала она всякие попытки прояснить ситуацию и положила трубку.

Письмо напишем, подождем, но прошлый опыт общения «по запросам» с фирмами, подконтрольными псковскому депутату не обнадеживает.

То, что демонтаж здания, вплотную прилегающего к корпусу А, никто не согласовал с собственником и проект будущей постройки «Финтрасту» никто не показывал – очевидное нарушение, остальное уже называется ласковыми словами без цензуры.

Квест-комната

«На крыше находится поребрик, который был снесён, ну и часть стены там разбомбили, - рассказывает Мирошников, пока мы поднимаемся на крышу. – На эту стену опираются балконы, которые каким-то образом, кажется, тоже хотят демонтировать».

По словам энергетика, на все вопросы, которые касаются корпуса А, реконструкторы корпуса Б и иже с ним отвечают однозначно: «это ваши проблемы». Но почему из-за «их хорошего строительства» соседи должны понести убытки остается неясно никому. А убытки уже налицо.

«Когда построят всё, может, будет и красиво, - будто успокаивает себя Мирошников. - Но пока они строят – мы ведь развалимся!»

Спускаемся на первый этаж к пожарному выходу: по периметру дверного проема трещина, которая скоро сможет стать кондиционером здания, если оно не обрушится раньше. Открыть дверь оказалось проблемой: «Перекосило что ли, хорошо же открывалась, может ключ не тот!», - озадачился он. Ключ оказался тем самым, просто дверь от удара, действительно, деформировалась. Но это становится второстепенной проблемой, когда дверь таки отворяется. Пожарный выход: пройди его так, чтобы не переломать себе ноги – новый квест от Лузин-корпорэйшн.

«Здесь было шикарное крыльцо, на нём даже написано: собственность ООО «Финтраст». Это наша металлическая дверь, технологический выход», - показывает Мирошников, стоя на руинах: крыльцо и заасфальтированную дорожку, которая должна была оказаться за дверью, вдолбила в землю «двухтонная плита», остатки вырвал экскаватор. Теперь это груды кирпичей и торчащие со стен арматуры. Об эвакуации людей, конечно, речь идти не может, потому как и без экстремальных условий пройти здесь проблематично. А о том, что здесь был вход в подвал, красноречиво говорит только расположенная под ногами верхушка двери с надписью «Собственность ООО «Финтрант».

 «Пожарные нам сказали, что выпишут штраф в пятьсот тысяч за нарушения, но это же тут всё не мы завалили», - недоумевают в корпусе А и разводят руками.

Власти Пскова и области, кажется, с застройщиками заодно: никаких комментариев, возмущений, попыток решить проблему нет.

«Полупанов [председатель регионального комитета по строительному и жилищному надзору Валерий Полупанов – А.П.] ответил мне, что в его сферу надзора не входит разборка – только строительство. Но есть же общий проект, и разборка – это один из этапов. Просили хотя бы пообщаться с Лузиным, а воз и ныне там», - недоумевает Остапова по прошествии нескольких месяцев разговора с областными властями.

Последнее письмо, в котором «Финтранст» жалуется на жизнь, датировано 3 ноября и отправлено главе администрации Пскова Игорю Калашникову, ждать отписки ответа сказано по закону – три недели. Правда, при любом раскладе, говорит директор, они будут обращаться в суд.

Открывать дверь пожарного выхода стало опасно для жизни. Фото: Артём Аванесов / «ПГ»

Эпилог

Люк, принадлежащий восьмому цеху Горводоканала, провалился, крыльцо детской парикмахерской скоро обрушится крыша, под тяжестью строительного мусора, но застройщики продолжают работать на результат.

«Зимние расценки, им выгоднее, тут по будням работа кипит», - вздыхает Мирошников, окидывая взглядом припорошенный снегом лузинский труд.

«Вы построитесь, а мы развалимся», - бросает он в воздух.

О том, что в подвале от вибраций потекла вся канализация, он упоминает уже вскользь, добавляя, что на это и не жалуется. Как и на то, что тридцать процентов арендаторов за последние месяца досрочно расторгли соглашения и съехали из здания: в экстремальных условиях офисные работники существовать не привыкли.

***

«Я больше чем уверен, что стенка, которую снесли, принадлежит нам. Геодезисты это докажут. Надо же знать, что моему зданию в будущем грозит, финансовые расчеты делать. Я не хочу, чтобы оно потом на общем фоне как серая крыса выделялось».

Мирошникова разрывали на части противоречия и, возвращаясь к экс-пожарному выходу, он полез на стену: «Мало того, что порушили – сказали, ещё и крыльцо парикмахерской снесут, оно им, видите ли, мешать будет в дальнейшем строительстве. А причем тут моя собственность и ваша стройка?»

Оглядывая кирпичные завалы, под которыми лежит новая асфальтная дорога и фирменное крыльцо, услышать от него «От пожара - то спасемся…» было слишком символично и предсказуемо.

***

Накануне в здании на Ольгинской 5а появились две сквозные дыры: «Из туалета теперь вид на кукольный театр открывается», - рассказала Остапова, но добавила, что «Результат» наконец-то вышел на связь и пообещал им «отремонтировать повреждения», если им предоставят смету. Фирма, правда, в любом случае уже нарушила решение суда: 12 июля 2012 года Арбитражный суд Псковской области утвердил мировое соглашение: по нему компания Лузина в течение 8 месяцев должна была снести недостроенное здание гостиницы, а за год получить одобрение государственной экспертизы на реконструкцию. В постановлении суда, уточнила Остапова, разборка здания должна была проходить без повреждения корпуса А.

Автор: Алена Погорелая

Источник: Псковская губерния

Дополнительные ссылки

Темы: