Псковская область

Могучая кучка

Депутаты Псковского областного Собрания не знают, что делать с псковской городской свалкой. Как, собственно, и власти областного центра, 04.02.2015


Прошедшая сессия регионального парламента стала одной из самых степенных за последнее время. Ключевым вопросом заседания стала тема мусора – а именно проблема сбора и утилизации твердых бытовых отходов в Пскове. Тема кучи мусора, лежащей уже фактически в черте города, не была решена за последние годы, несмотря на то что и общественники, и некоторые политические деятели буквально били в набат. Сейчас ситуация назрела настолько, что городские власти заявляют: город развивается, и ближе подходить свалке просто некуда. Иначе Псков превратится в Милан – разумеется, в худшем смысле этого слова.

«Мы оказались не готовы так быстро увеличить объёмы производства»

Вице-губернатор Александр Кузнецов сообщил депутатам, что деньги на решение «мусорного вопроса» из федерального бюджета не пришли. Фото: Псковское агентство информации

Стартовала сессия с традиционных десятиминутных выступлений от фракций парламента. На сей раз они не так уж напоминали «десятиминутки ненависти». Более того, это была та нечастая сессия, когда слово взяли даже представители «Единой Росси». От партии большинства выступил сельскохозяйственник Александр Братчиков, который подвёл не очень утешительные итоги государственного протекционизма.

«Шестого августа было введено продуктовое эмбарго – ограничение ввоза продуктов питания, производимых на территории США, Канады и ряда других европейских стран. Первое впечатление, это уже звучало: ура, самосвал с пряниками перевернулся и на нашей улице, дорога к сытой счастливой жизни открыта, - процитировал сам себя «из раннего» Братчиков. – Но всё оказалось не так просто, отрасль столкнулась с рядом серьёзных проблем. Мы оказались не готовы так быстро увеличить объёмы производства и заполнить высвободившуюся нишу. Несогласованность действий между производителями и продавцами привела к необоснованному увеличению цен в магазинах. Мы столкнулись с резким обесцениванием национальной валюты, приведшим к увеличению процентных ставок по кредитам, а также удорожанию стоимости оборудования, необходимого для модернизации».

Депутат задался вопросом, что же нужно, чтобы увеличить производство и обеспечить страну продовольствием. «Первое: необходима доступность кредитных ресурсов, они не должны превышать 3-4 процента годовых. Второе: ставки по действующим кредитам не могут быть пересмотрены банками в одностороннем порядке. А сейчас это происходит. Третье: программы поддержки сельского хозяйства должны быть долгосрочными, не менее пяти лет, и не меняться в процессе реализации», - высказался Братчиков, завершив, впрочем, выступление в духе «всё у нас будет хорошо».

Понять, к чему (с политической точки зрения) был этот «месседж», так и не удалось: всё это предсказывали и коллеги, и оппоненты единоросса ещё в дни введения санкций. Прошло полгода – и прозвучали те же слова. Выражаясь футбольной терминологией, «повтор опасного момента».

Но теперь вроде бы нельзя сказать, что тема с ценами на продукты и лихорадкой в сельском хозяйстве никого не интересует. История про самосвал с невидимыми пряниками снова в повестке дня.

Выступление лидера КПРФ Александра Рогова тоже во многом стало «повтором момента»: в очередной раз коммунист ругал всё на чём свет стоит и требовал отставки правительства Дмитрия Медведева, будто сидел уже не в региональном парламенте, а в Государственной Думе. «Кто-нибудь в этом зале против [отставки правительства]?» - спросил у коллег Рогов. Депутаты, уставшие каждое выступление «отправлять» кабинет министров в отставку, на вопрос не отреагировали: промолчал даже извечный оппонент коммуниста единоросс Алексей Севастьянов. «Думал Севастьянов… А даже Севастьянов за, спасибо ему и всем вам за поддержку», - то ли в шутку, то ли на полном серьёзе обрадовался Рогов.

Вообще, Александр Рогов попытался вместить в свою десятиминутку порку власти по всем фронтам: он напомнил и о безудержном росте цен, и о поистине сумасшедших суммах, требуемых на установку общедомовых счётчиков, и об отмене пригородных поездов, и о патриотизме, и, кажется, о чём-то ещё… Во всех грехах, повторимся, коммунист, цитируя Геннадия Зюганова, обвинил «либеральное правительство», кое многократно потребовал отправить в отставку.

Уйти в отставку тех, кто поближе, Рогов не просил. Про отдых губернатора в Швейцарии тоже, как ни странно, не вспоминал. Так, машинально пошутил про Ниццу, и то не применительно к губернатору Андрею Турчаку. «РЖД нашла деньги на субсидирование поезда Москва - Ницца, а Псковской области говорят: давайте денег», - возмутился Рогов. «Так Москва – Ницца – это пригородный для нас поезд», – пошутили за толерантного коммуниста в зале.

Лидер псковского «ЯБЛОКА» Лев Шлосберг в своей десятиминутке остановился, уже в очередной раз, на тотальном объединении волостей: на сей раз в центре внимания политика было «пристёгивание» Изборской волости к Печорам. Накануне жители сельского поселения написали открытое письмо губернатору, его публиковала «Псковская губерния» [1].

«Все депутаты, которые работают с людьми на уровне сёл, деревень, районов, знают, какая драма происходит уже в течение нескольких месяцев, и не говорить об этом невозможно», - заявил Шлосберг и зачитал присутствующим письмо изборян. «Это письмо не только важный документ в истории местного самоуправления – это важный документ истории становления гражданского общества в Псковской области, - отметил он. – Нужно понимать, что люди, принимающие такие решения, ничего не понимают в жизни региона, в местном самоуправлении. К сожалению, именно такие люди сейчас руководят Псковской области».

«Не будет Псковской области с таким подходом к местному самоуправлению», - констатировал лидер «ЯБЛОКА». По его словам, письмо изборян – ещё один повод напомнить, что в регионе нет ни одного сельского поселения, которое бы добровольно инициировало процесс объединения. «Везде оно инициируется чиновниками администрации области и главами районов, которых заставляли по несколько раз объехать сельские поселения и понуждать глав волостей к выдвижению инициативы об объединении», - жёстко заявил демократ.

Разумеется, Лев Шлосберг знал, о чём говорил [2].

«Инициаторы споткнулись о главное – о людей»

Парламентский час, инициированный справедливороссом Олегом Брячаком (после выборов таинственным образом пропавшим с псковского политического небосклона), оказался совсем не скучным, несмотря на «мусорную» тему. А всё потому, что припекло.

От городских властей позицию представляла замглавы администрации Пскова Татьяна Иванова. «Учитывая, что ежегодный прирост вывозимых отходов увеличивается приблизительно на 8 процентов, возможность захоронения отходов на полигоне ТБО – порядка 1,5 – 2 лет», - практически сразу огорошила депутатов Иванова. Она напомнила, что в своё время Псковским городским судом было вынесено решение о запрете эксплуатации свалки с января 2015 года.

«Однако в связи с тем, что на территории области пока отсутствует другой полигон для хранения бытовых коммунальных отходов, по инициативе администрации города судом была предоставлена отсрочка исполнения данного запрета, и существующий полигон может эксплуатироваться до июня 2016 года. То есть полтора года у администрации Пскова совместно с органами государственной власти есть – чтобы найти новое место для полигона», - «успокоила» народных избранников Татьяна Иванова. Она констатировала, что, учитывая особенности территории Псковской области, найти территорию, на которой можно расположить полигон, не представляется возможным.

«А что будет через полтора - два года, если мы продолжим возить отходы на действующий полигон?» – задал резонный вопрос единоросс Юрий Сорокин.

«На существующий полигон ещё полтора года можно возить. Но дальше нам нужен межмуниципальный полигон ТБО для всей северной части Псковской области, потому что у других муниципалитетов свалки тоже переполнены», - отозвалась Иванова.

«Ну, через полтора-два года, как всегда, не получится, потому что будут судебные решения, обжалования. И что тогда будет? Что будет с деревней Опочицы, которая расположена прямо по соседству со свалкой, – она задохнётся?» - спросил в лоб Юрий Сорокин. Татьяна Иванова признала, что проблемы у Опочиц есть, и повторилась, что нужно искать новое место для свалки.

Подходить к вопросу серьёзно и заниматься, скажем, строительством нормального мусоросжигательного завода, нет возможности: таких финансов у города не водится. По словам Ивановой, на строительство такого завода нужно порядка 100 миллионов евро.

Старое место, которое власти присмотрели несколько лет назад, региональным чиновникам запретил использовать никто иной как Верховный суд: администрация области хотела подбросить «кучу» Палкинскому району. Но муниципалитет на правовом поле региональных чиновников показательно высек [3].

Отповедь представителей областной администрации (за всех отдувался молодой и подсознательно вызывающий эмпатию вице-губернатор Александр Кузнецов – зампредседателя парламента Геннадий Бубнов даже не удержался и назвал его «молодым и красивым») тоже получилась минорной и, скорее, извиняющейся.

«Ни одно муниципальное образование Псковской области не имеет объектов размещения ТБО, построенных и эксплуатируемых без нарушений законодательства в области охраны окружающей среды. На протяжении многих лет на санкционированных местах размещения отходов не соблюдаются технологии складирования. Прием отходов осуществляется без учета степени их токсичности, не ведется мониторинг окружающей среды, что влечет за собой загрязнение и захламление территорий», - подвёл неутешительные итоги борьбы с мусором Кузнецов.

Он поведал, что для решения «мусорной проблемы» областной программой было предусмотрено строительство на севере и юге области двух мусороперерабатывающих комплексов и двадцати мусороперегрузочных станций. «…Хочу на сегодняшний день констатировать тот факт, что средств федерального бюджета в объеме 215 миллионов рублей, которые должны были быть направлены на строительство мусороперегрузочных станций в северных и южных зонах области, мы не получили. В 2012 году программы на ликвидацию несанкционированных свалок, закрытие и рекультивацию Псковский район и город Псков получили по 500 тысяч рублей, данные денежные средства были освоены по городу Пскову не в полном объеме», - печально оглядел зал вице-губернатор.

Не смог Кузнецов избежать и тему Палкинского района: «Конечно, мы для себя не ставим, что называется, догмой Палкинский полигон или предполагаемую площадку. Ведется поиск потенциальных площадок, пригодных для размещения такого вида деятельности. Но, к сожалению, хочу отметить, что за последние полгода рассматривались три площадки – и, к сожалению, ни одна из них по тем параметрам, которые предъявляются к полигонам, не подошла к размещению полигона твердых бытовых отходов», - по сути, подтвердил слова Ивановой о невозможности выбора нужной площадки Кузнецов.

В заключение – так сказать, для размышления – вице-губернатор сообщил депутатам, что на одиннадцати свалках, размещенных в Красногородском, Невельском, Дновском, Куньинском, Локнянском, Плюсском, Пустошкинском, Себежском, Стругокрасненском, Усвятском районах и в городе Пскове (который получил временную «индульгенцию»), на сегодняшний день запрещено размещать отходы производства и потребления, так как они не включены в государственный реестр.

Куда девается производимый мусор в других муниципалитетах, можно только предполагать. Хотя, наверное, скоро его можно будет и видеть, и чуять.

По мнению Льва Шлосберга [4], весь сыр-бор вокруг Палкинского района был связан с экономическими интересами одной из фирм, которой, скажем так, благоволила администрация области. «Те, кто следил за выступлениями по этому вопросу и публикациями, знает, что нашлись риелторы, которые скупали паи, скупали земли, консолидировали их в значительный земельный участок, потом оптом реализовали этот земельный участок заинтересованному лицу. Затем комитет по управлению госимуществом Псковской области незаконно, как сейчас подтверждено Верховным судом, перевел земли сельхозназначения – земли высокого качества – в земли, на которых возможно строительство подобного рода полигонов. И здесь инициаторы создания этого предприятия и потенциальные получатели выгоды от него споткнулись о главное – о людей, о местное самоуправление Палкинского района в том числе. Теперь земли Палкинского района возвращены в категорию земель сельхозназначения, и никакое строительство полигона там невозможно», - рассказал коллегам депутат.

Раздосадованный демократ посетовал Кузнецову (хотя по факту, обращение было наверняка не к нему лично), что если бы инициаторы решения этой проблемы изначально говорили о мусороперерабатывающем заводе и искали земельный участок именно для мусоропереработки, а не для складирования, альтернатив было бы больше. И шансы на решение проблемы были бы больше.

«Очень важно, что мы сегодня это все заслушали на парламентском часе, мы не можем принимать какого-то решения, но вот тот вывод, который следует из нескольких лет борьбы за полигон и против полигона, заключается всего в трех вещах: первое – слушайте людей, второе – читайте законы, и третье – берегите экологию», - заключил руководитель фракции «ЯБЛОКО» в областном парламенте, закончив лозунгом, который, кажется, стоит применять ко всем вопросам, а не только при решении проблем с мусором. Которые псковские власти – от корней до кроны своей политической вертикали – не могут решить уже много лет. А в резерве осталось всего полтора года.

Денис КАМАЛЯГИН

1. См.: К. Минаев. «Не Вы основали Изборск, не Вам его и ликвидировать» // «ПГ», № 3 (725) от 28 января - 3 февраля 2015 г.

2. См. в этом номере материал Д. Камалягина «Не пешки».

3. См.: С. Прокопьева. Чертовщина какая-то // «ПГ», № 29 (248) от 27 июля – 2 августа 2005 г.; Е. Ширяева. Наш мусор // «ПГ» № 46 (315) от 29 ноября – 5 декабря 2006 г.; Л. Шлосберг Идите в Палкино! // «ПГ», № 24 (495) от 23-29 июня 2010 г.; Л. Шлосберг. Свалить в Палкино // «ПГ», № 35 (557) от 14-20 сентября 2011 г.; М. Фёдоров. Помойки не будет // «ПГ», № 45 (717) от 19-25 ноября 2014 г.

4. См. в этом номере материал Л. Шлосберга «Твёрдые политические отходы». 

Источник: Псковская Губерния

Дополнительные ссылки