Псковская область

Лицом к лицемерию

02.11.2017


30 октября 2017 года, в День жертв политических репрессий, в Пскове прошло две акции. Одна - у памятника княгине Ольге, другая возле закладного камня на месте будущего памятника жертвам политических репрессий. Кто-то даже подумал, что акция возле памятника княгине Ольге - это «Возвращённые имена» (по той причине, что выглядела она именно так: публичное чтение в микрофон имён и профессий уничтоженных советской властью). Но это была другая акция. Называлась она «Молитва памяти». Акция «Возвращённые имена» в этом году в Пскове не проводилась.

«Нельзя участвовать в памятных мероприятиях власти»

Это напоминало раскол. Одни традиционно митингуют у закладного камня, другие выбрали новое место. Но мне стали объяснять, что это не так и что памятник на Октябрьской площади выбрали только потому, что вокруг всегда больше народу, чем на отшибе возле Мироносицкого кладбища.

И всё же вскоре стало понятно, что дело не только в месторасположении.  Противоречие возникло, скорее, по линии «светское» - «религиозное».

Выступавший на акции возле закладного камня руководитель псковского «Мемориала» Юрий Дзева традиционно посетовал, что руководители Пскова и области, как всегда, проигнорировали акцию памяти жертв политических репрессий. Напомнил он и о Путине с Медведевым. 15 августа 2015 года Дмитрий Медведев подписал Концепцию государственной политики по увековечению памяти жертв политических репрессий. Путин 9 марта 2016 года подписал федеральный закон «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с увековечением памяти жертв политических репрессий». Пафос выступления Юрия Дзевы был в том, что царь закон подписал, а местные бояре его не выполняют.

В тот же день, 30 октября, по этому же поводу выступили бывшие политзаключенные и участники демократического движения в Советском Союзе. Они подписали и опубликовали заявление, где упоминали памятник «Стена скорби», который Путин открывал в этот день в Москве.

Заголовок у обращения такой: «Поддерживать лицемерие властей аморально».

Обращение подписали Александр Подрабинек, Андрей Григоренко, Владимир Буковский, Габриэль Суперфин, Игорь Губерман, Мустафа Джемилев, Павел Литвинов и другие.

 

30 октября выступили бывшие политзаключенные и участники демократического движения в Советском Союзе. Они подписали и опубликовали заявление, где упоминали памятник «Стена скорби», который Путин открывал в этот день в Москве.

 

«Мы, бывшие политзаключенные и участники демократического движения в Советском Союзе, считаем несвоевременным и циничным открытие в Москве памятника жертвам политических репрессий, - говорится в заявлении. - Памятник - дань прошлому, а политические репрессии в России не только продолжаются, но и нарастают.

Нынешняя российская власть, спонсируя открытие памятника, пытается сделать вид, что политические репрессии - это дела давно минувшие, а потому память о жертвах этих репрессий может быть увековечена. Мы с уверенностью заявляем, что нынешние российские политзаключенные достойны нашей помощи и внимания ничуть не меньше, чем жертвы советского режима достойны нашей памяти и уважения.

Невозможно искренне скорбеть о прошлом и лукаво закрывать глаза на настоящее. Нельзя разделять жертв политических репрессий на тех, кому уже можно ставить памятники, и тех, кого можно пока не замечать. Нельзя участвовать в памятных мероприятиях власти, которая на словах сожалеет о жертвах советского режима, а на деле продолжает политические репрессии и подавляет гражданские свободы в стране. Нельзя позволять авторитарной власти одной рукой открывать памятники жертвам репрессий, а другой - творить произвол и беззаконие. Сотрудничество с властью в этом вопросе по меньшей мере аморально.

Памятник жертвам политических репрессий без сомнения должен быть установлен в Москве, но лишь тогда, когда в стране не останется политзаключенных, когда палачи будут наказаны, а сами политические репрессии перестанут быть темой новостных сообщений и станут исключительно предметом изучения историков».

«Репрессии продолжаются и сейчас»

На митинге возле псковского закладного камня на месте будущего памятника жертвам политических репрессий выступил депутат областного Собрания Лев Шлосберг. Как только он заговорил, священник храма Свв. Жен Мироносиц о. Антоний, отслуживший здесь же заупокойную литию, удалился (возможно, это было совпадение). Но вообще-то существует причина, по которой на акцию памяти 30 октября не приходят представители светских властей и религиозных организаций. Они опасаются, что их присутствие совпадёт со словами, которые они слышать не хотят, а уши заткнуть возможности не будет. Например, со словами, что произнёс Лев Шлосберг: «В Псковской области было репрессировано свыше 60 тысяч человек, свыше 8 тысяч было казнено. Буквально в самые последние месяцы псковский «Мемориал» смог доказать, что в подвале бывшего дома настоятельницы Старовознесенского монастыря в Пскове совершались казни. Известны имена 27 людей, кто был убит именно там, в этом подвале. И, кроме поминальной службы, этот дом сейчас не отмечен ничем: там руины, на нём нет даже мемориальной доски в память о погибших. Это в полной мере показывает отношение официальных властей к тому, что произошло в нашей стране в 20-е, 30-е, 40-е, 50-е, 60-е, 70-е и 80-е годы.

Репрессии не закончились со смертью Сталина, будь он проклят. Репрессии продолжались и после его смерти. Репрессии продолжаются и сейчас. 

Мы обязаны сегодня вспомнить о том, что сейчас, в начале XXI века, в нашей стране сотни политических заключенных. Нужно сегодня назвать имя Юрия Дмитриева, одного из лидеров карельского «Мемориала», который за свою работу по возвращению имен тысячам, десяткам тысяч невинно убитых пострадал, лишен свободы и сейчас находится под следствием, которое не может доказать его вину, но не хочет выпустить его на свободу, потому что та же самая система, которая 30, 40, 50 лет назад убивала граждан нашей страны, сейчас уничтожает несогласных граждан и лично Юрия Дмитриева…»

 

В центре Пскова прошла акция «Молитва памяти», акция «Возвращённые имена» в этом году в Пскове не проводилась. Фото: Артём Аванесов.

 

Для Путина, Медведева и других политические репрессии – это нечто далёкое. Из прошлого века. Настолько далёкое, что можно с фигурой Сталина и сталинистами даже заигрывать, «вызывать его дух»…

Однако политические заключённые – это в том числе и те, кто попал в тюрьмы уже при Медведеве и Путине. Не стоит забывать и о политических беженцах. Их с каждым годом всё больше и больше.

Так что не надо переживать, что псковские начальники не ходят на такие акции памяти. Меньше фальши, меньше притворной скорби… Что бы изменилось, если бы вместо закладного камня вдруг установили памятник? Возможно, его когда-нибудь всё-таки установят – чтобы отвлечь внимание от очередных политических репрессий.

Алексей Семенов

Автор: Алексей Семенов

Источник: Псковская губерния

Дополнительные ссылки

Темы: