Псковская область

Инакомыслие в России стало экстремизмом — Лев Шлосберг

28.02.2019


Выступление перед началом 29-й сессии Псковского областного Собрания депутатов Лев Шлосберг (фракция «ЯБЛОКО») посвятил теме борьбы властей со свободой мысли и слова в современной России.

В начале выступления парламентарий заметил, что история учит тому, что она ничему не учит: «Тридцать с небольшим лет назад в России печально привычными были слова: инакомыслие, цензура, запрещённая книга, ”антисоветская агитация”, политический сыск, доносы. И одновременно с этим – панорама циничных лозунгов. ”Планы партии – планы народа. Всё во имя человека, всё для блага человека”. И вся страна знала имя этого человека».

Лев Шлосберг напомнил, что этому человеку и почти всем в нашей стране казалось тогда, что всё это – навсегда, что именно так должен быть устроен мир: «А там, за границей – стремительно загнивающий капитализм, дни которого сочтены, осталось только дождаться.

Но ждать приходилось тяжело. Пушки вместо масла, масло по талонам.

Одна ”Правда”, одно ”Время”, одна ”Советская Россия”. И – ”Труд”, в рамках дозволенного».

Для тех, кто не мог терпеть слова КПСС и коммунизм тридцать раз на одной странице – ”Литературная газета”. И там немного о литературе».

Шлосберг заявил, что 99% людей были уверены, что до конца их жизни ничего не изменится, кроме фамилии генсека и фотографий членов Политбюро: «Но потом, отметил депутат, всё рассыпалось у всех на глазах – быстро, как карточный домик», хотя казалось, что стены этого домика – из вечного железобетона».

Парламентарий добавил, что в зданиях райкомов КПСС разместили суды, а в домах политического просвещения – институты и филармонии: «И тоже многим казалось, что теперь-то – навсегда, слава богу. И бога стали славить, и поминать имя его всуе, но казалось, что всё это хорошо».

Шлосберг задал риторические вопросы: «Что происходит сейчас с нашей страной второй раз на памяти половины ныне живущих поколений? Куда пришла страна, которая тридцать лет назад вышла из морока политического монополизма и диктатуры пролетариата?».

Депутат считает, что сегодня снова главной угрозой себе власти считают инакомыслящих, несогласных, недовольных, нелояльных граждан: «Политический сыск снова стал главной задачей спецслужб. Свобода стала нетерпима для государства, а полное непротивление власти считается главной народной добродетелью.

Убийца может уйти от ответственности и даже остаться в политике, но женщина из «нежелательной организации» будет арестована».

Шлосберг считает, что в стране по существу появился нежелательный для власти народ: «Люди, которым государство всеми силами показывает, что им (то есть нам) здесь не место: Не место нашим взглядам, нашим убеждениям, нашему праву открыто сказать своё слово. Инакомыслие в России стало экстремизмом».

Парламентарий отметил, что правоохранительные органы и суды, будучи частью государства, стали защищать не государство, а власть, которая принадлежит вполне конкретным людям: «Да, эти люди хотят оставаться во власти если не пожизненно, то как можно дольше, но при чём здесь интересы государства? И – насколько их пожизненное нахождение во власти соответствует интересам государства, если помнить, что власть принадлежит народу?».

Шлосберг убежден, что ставка власти на страх – это мина замедленного действия: «Он действует, во-первых, не на всех, во-вторых – не навсегда. У паралитического газа страха есть ограничения по сроку действия. И когда освобождение от страха происходит, сначала меняется сам человек, а затем он начинает изменять страну».

По мнению депутата, чтобы поддержать страх, власти начинают воевать в буквальном смысле слова: «Россия оторвала деньги от народа и ведёт войны за пределами страны – явные и тайные. Только погибшие на них – везде настоящие, и эта гибель – всерьёз, смерть – это навсегда».

Шлосберг напомнил, что «войны за пределами страны всегда идут по одному и тому же пути: сначала – народное воодушевление, потом – человеческое разочарование, потом – проклятие тем, кто их начал. Кто думает об этом, когда начинает войну?».

Шлосберг сказал, что свобода мысли и свобода слова стали главными врагами власти: «На войну с этими свободами брошены все ресурсы государства. Никого не смущает, что это прямой путь на гражданскую войну?»

Депутат привёл конкретный пример безграмотности сотрудника силовых структур: «Цензура запрещена, но – вернулась цензура. “Как у вас организована цензура материалов?”, – спрашивает псковский следователь у главного редактора псковской радиостанции. – “Цензура запрещена согласно Конституции”, – отвечает следователю редактор. – “На самом деле?“ – удивляется следователь».

Депутат снова обратился к собравшимся с риторическими вопросами: «Кто-то всерьёз считает, что в XXI веке можно создать Советский Союз 2.0 – такую же империю, но на более высоком техническом уровне? Учесть «ошибки прошлого» и построить настоящий современный тоталитаризм? И всё это позволит создать успешное, конкурентоспособное государство, в котором будут мечтать жить миллионы людей со всего мира? Которое сохранит и благоустроит огромную территорию?».

Шлосберг также риторически спросил, сколько раз за несколько десятилетий можно испытывать терпение Истории, наступать на одни и те же грабли, снимать со стены одно и то же ружьё, проводить эксперимент над одним и тем же – по существу – народом: «Это ведь опасно для всех без исключения, и для тех, кто сегодня – временно, хотя и долго – находится во власти – не менее опасно, чем для тех, кто с этой властью не согласен и ей противостоит».

«Россия становится страной смертельно опасных иллюзий», сказал Лев Шлосберг и объяснил, почему развалился Советский Союз: «Это было государство иллюзий, где в плену иллюзий находилось не только общество, но и власть. Эти иллюзии привели огромное государство в политический и экономический тупик, и оно рухнуло, потому что перестало отвечать духу времени, ожиданиям и потребностям людей».

Депутат отметил, что до сих пор продолжаются споры о том, что это было – глупость или предательство, но «это был просто итог неадекватности, следствие непонимания того, из чего реально состоит жизнь – и десятков миллионов людей, и государства».

Завершая выступление, Лев Шлосберг предложил ответить на ключевой вопрос и дал на него свой ответ: «Советский Союз развалился потому, что в нём не было свобод или потому, что настала свобода? Ответ на этот вопрос всё расставляет на свои места тридцать лет спустя. Опасно ошибаться, отвечая на один и тот же вопрос Истории два раза подряд. История – дама умная и равнодушная. Не простит».

Автор: Пресс-центр Псковского «ЯБЛОКА»

Дополнительные ссылки

Темы: