Псковская область

Гранит и бронза. И место хорошее

Профессиональная половина Градсовета не смогла объяснить административной, почему в охранной зоне Кремля нельзя ставить что ни попадя, 05.02.2014


Очень жаль, что человек с такими регалиями, как Салават Александрович, оказался в такой ситуации», - резюмировал депутат областного Собрания Лев Шлосберг второй час заседания Градостроительного совета Пскова, когда общая картина уже стала ясна, но решение еще принято не было. Лица человека, о котором шла речь, не мог видеть ни Лев Маркович, сидевший по другую сторону стола, ни журналисты на другом конце зала. Но если бы народный художник России, действительный член Российской академии художеств, профессор Российской академии живописи, ваяния и зодчества И. С. Глазунова Салават Щербаков густо покраснел, никто бы не удивился.

 

Инга Лабутина. Фото: Артём Аванесов, ПЛН

Когда неделю назад вопрос о «целесообразности установки памятника воинам Первой мировой войны» рассматривала городская общественная комиссия [1], дискуссия насчет художественной ценности скульптуры Салавата Щербакова и ее уместности в историческом центре Пскова была резко оборвана. Председатель комиссии замглавы администрации города Мария Михайлова заявила тогда, что эти вопросы будет решать Градсовет. Но 29 января выяснилось, что Градсовет эти вопросы тоже решать не будет, а точнее не может, поскольку его члены не получили никаких материалов для анализа. На столы не положили даже проект решения, что потом аукнулось в момент голосования.

Прибыв на Градсовет в Псков, чтобы лично защитить свое произведение, Салават Щербаков не привез ничего, кроме известной уже нам трехмерной визуализации.

- Есть у вас ситуационная схема, планировочная структура, развертки, поперечное сечение, продольное сечение, привязка к окружающей территории? – спрашивала архитектор Лариса Нуколова.

Автор отвечал, что, конечно же, есть, можно будет обсудить. Потом, в узком кругу.

- Если инициатор, Военно-историческое общество, позиционирует себя как авторитетная организация, то это общество обязательно вместе с авторами должно было представить идеологию и обоснование этого памятника в письменном виде, - дополняла список недостающего историк, профессор ПсковГУ Инга Константиновна Лабутина. - Если мы обсуждаем это на Градсовете и администрация еще считает, что этот орган ему нужен.

Игорь Калашников. Фото: Артём Аванесов, ПЛН

Игорь Калашников, возглавивший администрацию города полгода назад, пропустил последнее замечание мимо ушей. Для себя он, по всей видимости, уже решил, в какое место засунет мнение профессионалов.

Тем временем Градостроительный совет пришел к выводу, что рассматривать проект нужно буквально «с чистого листа».

- Я считаю, авторский коллектив не готов к обсуждению работы, - припечатал архитектор Александр Богаткин. Он сравнил проект Щербакова с инопланетным кораблем, который прилетел и «сел на место, которое для него не предполагалось».

Ничего удивительного, обычно работа по установке хоть мемориала, хоть парковой скульптуры начинается с архитектурной и градостроительной части: для начала выбирается место. В данном случае архитектурная составляющая была представлена «постаментом» и «обелиском», пояснил автор. Постамент, обелиск и солдата предложено было как-нибудь приткнуть на то место, что приглянулось министру культуры Владимиру Мединскому во время визита в Псков [2].

- Куда смотрит штык, в какую сторону света? И почему именно туда, какой смысл в этом символе? – задавал простой, казалось бы, вопрос архитектор Владимир Шуляковский, но не получал ответа, потому что Салават Александрович – человек не местный и не очень хорошо представляет направление улицы Леона Поземского. Автор лишь пожимал плечами. Как профессионал, он не мог не понимать, что предложенные им для обсуждения три картинки – это чистой воды профанация.

Натерпелся народный художник России и по поводу изобразительно-идеологической части.

- Я вижу типовое решение, - так оценил скульптуру Богаткин.

(О том, что такое «типовое художественное решение», на следующий день доходчиво объяснил в «Фейсбуке» Владимир Шуляковский: «Можно заменить «трехлинейку» на автомат ППШ, орла на звезду - получим памятник героям Великой Отечественной войны. ППШ на «Калашникова» (в смысле на автомат, а не на сити-менеджера) - получим памятник «афганцам». Можно приделать голову космонавта - памятник покорителям космоса. И так далее».)

Салават Щербаков. Фото: Артём Аванесов, ПЛН

- Глядя на него, можно подумать, что этот солдат всех победил, и Российская империя благодаря его победам вознеслась со своим орлом на небывалую высоту, хотя все произошло с точностью до наоборот. На мой взгляд, памятник должен был отражать трагедию, а не имперский пафос, - сформулировал свои претензии к художественному образу памятника Шуляковский на Градсовете. Впрочем, он высказал мнение, что на выбранном месте этот памятник в силу своего масштаба «трагедии не создаст».

Профессор Лабутина напомнила псковским чиновникам и столичному гостю, что они имеют дело не с молодым городом, «который только возник», а с городом, за которым – тысячелетняя история, где «каждое место несет свою информацию». Ну нельзя водрузить в охранной зоне Кремля новую архитектурную доминанту, к тому же сомнительной эстетической ценности! К сожалению, эту простую мысль крайне сложно донести до людей, которые банально не знакомы с термином «охранная зона».

Экскурсовод, искусствовед Тамара Шулакова на слайдах показала, где в Пскове находится место подлинной исторической памяти о Первой мировой войне. Это Мироносицкое кладбище, где были похоронены умершие от ран солдаты и офицеры. Архитектор Лариса Нуколова ее поддержала, подчеркнула, что во имя тех самых духовных скреп («как бы это ни показалось кому-то смешно или пафосно») необходимо увязать жизнь нынешних поколений с исторической памятью предков. Навязывание под памятник места в сквере на Золотой набережной – это подмена исторической памяти, говорила Лариса Александровна.

Кстати, сквер на Леона Поземского как место дислокации Русского солдата не устраивает не только историков и архитекторов, но и жителей района. Им просто-напросто жалко сквера, который и так подвергается санации в процессе текущих работ по благоустройству [3]. Сквер придется очень сильно проредить, если не полностью вырубить, чтобы обелиск было хоть откуда-нибудь видно.

- Представьте себе, вы пришли в гости, дарите мне вазу и говорите: поставьте ее на место телевизора и теперь на нее и смотрите! – так описала ситуацию псковичка Ольга Савицкая, и это более чем меткая характеристика.

Честно говоря, было очень интересно услышать, что в ответ на все это скажет автор. Потому что городские депутаты и чиновники в поддержку федерального подарка и выбранного министром места сумели сформулировать только «Мне памятник нравится» (Сергей Калинин) и «Место подходящее» (Валерий Лесников). Самый глубокий из высказанных аргументов сводился к тому, что «крепостная стена и фигура солдата не противоречат друг другу» (Григорий Стороненков).

Народный художник России решил взять скромностью. Салават Щербаков и во вступительном слове сказал, что «памятник не грандиозный, не большой, достаточно даже камерный», и затем, когда зашла речь об охранной зоне Кремля и вырубке деревьев, не раз подчеркнул, что его памятник «и не претендует на то, чтобы его было видно». Задвиньте, дескать, куда-нибудь, я не обижусь. Лишь бы стоял.

Из достоинств памятника Щербаков назвал патинированную бронзу и благородный балтийский гранит красновато-коричневого оттенка. При этом автор признал, что художественное решение не блещет оригинальностью и с Псковом никак не связано. Салават Александрович даже пожалел, что «только сейчас» прочитал статью про подпоручика Владимира Котлинского – псковского героя Атаки мертвецов, а так, конечно, можно было бы добавить местного колорита…

По сути, скульптор не стал оспаривать вывод, который сформулировала председатель Псковского отделения ВООПИиК Ирина Голубева: происходящее имеет куда более прямое отношение к некой бизнес-схеме, нежели к увековечиванию памяти о трагедии Первой мировой войны:

- Авторы возвращают нас к соцреализму. Много раз мы такое видели, когда приезжают авторы и через администрации пытаются продавить, продать то, что есть в запасниках у скульптора, - считает Ирина Борисовна.

Владимир Шуляковский. Фото: Артём Аванесов, ПЛН

Не спорили и официальные лица. Что архитектору или искусствоведу «цинизм», то чиновнику «прагматичный подход».

Игорь Калашников со всей прямотой напомнил, что Градсовет – это консультативный орган, который «дает рекомендации», а «решение будет принимать Псковская городская Дума». Под громкое экспертное «Пффффф!» сити-менеджер предложил перейти к голосованию:

- Кто за то, чтобы поддержать предложенное решение?

- Какое решение? Его же нет! – удивились члены Градсовета.

- Если нет – голосуйте против, - отрезал Калашников.

И тут стало очевидно то, о чем следовало догадаться, заглянув в список нынешнего состава Градостроительного совета. Он фактически на две трети состоит из муниципальных депутатов, чиновников мэрии и сотрудников областной администрации, плюс представители федеральных согласующих органов. Административный ресурс абсолютно достаточен, чтобы продавить любое градостроительное решение.

Ровно это и произошло.

Будет не удивительно, если после 29 января специалисты Градостроительного совета Пскова впредь откажутся посещать заседания. Большего неуважения к профессиональному мнению, чем показали городские власти при обсуждении Русского солдата, представить сложно. Мнения архитекторов и историков были демонстративно проигнорированы – очевидно, что для команды сити-менеджера Псков не является историко-архитектурной ценностью, требующей бережного, профессионального обращения. Игорь Калашников доказал, что готов любой ценой продавливать любое решение вышестоящего начальства, как в свое время было продавлено его назначение на должность главы администрации Пскова [4].

Как тут не вспомнить, что летом 2013 года члены конкурсной комиссии по выбору главы администрации Пскова сочли Игоря Калашникова не самым подходящим кандидатом на эту должность [5].

На заседание Псковской городской Думы 31 января вопрос о согласовании места установки памятника Русскому солдату вынесен не был. 3 февраля, когда к открытию Пушкинского театрального фестиваля в Псков приехали высокопоставленные гости, никакого торжественного открытия монумента не состоялось. Можно спорить, стали тому причиной сильные январские морозы или общественные протесты, но пока сквер на Золотой набережной потревожен только пустой бетонной площадкой. Если повезет, на ней однажды появится скромная парковая скульптура, а гранитный обелиск с бронзовым солдатом авторства Салавата Щербакова украсит собой другой, не такой чувствительный к новациям псковский квартал.

Светлана ПРОКОПЬЕВА

 

1. См.: С. Прокопьева. Целесообразность банальщины // «ПГ», № 4 (676) от 29 января - 4 февраля 2014 г.

2. См.: С. Прокопьева. Премьера для министра // «ПГ», № 1 (673) от 8-14 января 2014 г.

3. Улица Л. Поземского и набережная Псковы благоустраиваются в рамках реализации очередного этапа создания туристско-рекреационного кластера «Псковский». Подробнее см: С. Прокопьева.Освоение кластера // «ПГ», № 48 (670) от 11-17 декабря 2013 г.

4. См.: К. Минаев. Короткая очередь // «ПГ», № 29 (651) от 24-30 июля 2013 г.

 

Автор: Светлана ПРОКОПЬЕВА

Источник:

Дополнительные ссылки