Псковская область

Царь и народ в отсутствии государства

19.06.2017


15 июня Владимир Путин в пятнадцатый раз провел «прямую линию» с народом. Один из главных «больших форматов» общения главы государства с гражданами происходит по одному и тому же сценарию: люди просят начальника обратить внимание на те или иные безобразия, творимые злыми боярами в надежде на то, что добрый и всесильный царь узнает правду, и гнев его покарает виновных, а око государево прозреет. «Прямой линии» боятся чиновники, прокуроры и следователи ждут, как команду «фас», к ней готовятся журналисты и к ней же готовят граждан – тех, кто заранее внесен в сценарий вопросов народа Путину. Но вот уже не первый год отлаженный и надежный, как казалось ранее, сценарий дает сбои. Как никогда раньше в этом году стало заметно: вопросы Путину содержательнее ответов Путина. Путин не отвечает народу.

Я не могу представить себе такое шоу ни в какой политически развитом государстве: народ прорывается на прямую линию с президентом или премьер-министром в европейской или американской стране, чтобы прокричать ему в живом эфире свои беды. Госпожа Меркель, моя зарплата ниже прожиточного минимума, как мне жить? Господин Макрон, в регионе Нор – Па-де-Кале воспитателям детских садов не платят компенсацию за найм жилья, где наши деньги? Господин Трамп, в штате Юта от дорог остались одни направления, приезжайте к нам, посмотрите на этот кошмар, когда приедете?

В России Владимира Путина это не только возможно, но и неизбежно: вот уже 17 лет страна живет в режиме ручного управления, когда государственные институты профанированы до основания и ржавые колеса чиновничьего аппарата начинают вращаться только тогда, когда нечаянный гражданин прорывается к президенту и спрашивает: доколе?! И царевы холопы, еще вчера «не знавшие» о беде, бросаются к очередному несчастному, молча проклиная его про себя, как он, черт возьми, добрался до «прямой линии», чтобы на публику отрапортовать: Владимир Владимирович, очаг народного пожара найден и ликвидирован.

Печальное и постыдное многочасовое зрелище предстает перед публикой каждый год. Но ничего не меняется в Российском государстве. Потому что – по существу – этого государства нет. Есть президент, которому хочется быть императором и войти во всемирную историю. Есть морально изувеченный зомбоящиком народ. Есть вороватое и лживое чиновничество. Есть сервильная – что угодно царю, то и напишем – пресса. А государства, ответственного перед народом, – нет. Государственной машины, повсеместно – от Калининграда до Сахалина – работающей на человека и для человека – нет. Нет независимого суда. Нет беспристрастной прокуратуры. Нет свободы слова и свободы массовой информации. Нет честных выборов. Нет настоящего народного парламента. Собственно, и настоящей политики нет.

Есть Путин. Есть телевизор, в котором есть «картинка», но нет правды. И эту правду, в надежде на то, что «царь-то не знает», народ и пытается каждый год прокричать Владимиру Путину.

Семнадцать лет каждый год. И – никаких перемен. Почему?

Потому что Владимир Путин строил и построил именно такое государство, где не работают институты и механизмы, но слово первого лица является законом. Сегодня – одно слово. Завтра – другое. Путин управляет Россией как владелец бизнес-компании, как президент корпорации, но не государства, единственным источников власти в котором является народ, а права и свободы народа охраняет и защищает закон.

Путин давно устал. Ему надоело всё, что происходит внутри страны. Люди, жалобы, воры, жулики, казнокрады, доносы, интриги. Все ждут его указания, его личного решения, его личной воли. Ему надоело.

Но государство не может так жить и работать. Потому что в правильном государстве работают правила (законы) – для всех, механизмы (аппарат управления, надзор и суд) – для всех, существует свобода (право сказать и право сделать) – для всех. И такая система сама регулирует себя. В том числе сменой власти на выборах.

Президент в правильном государстве занимается одним – политикой, поиском той магистральной дороги, по которой должно идти государство, служа народу. Правду он узнаёт не из «прямых линий» по телевизору, большинство вопросов которой написаны и отрепетированы заранее, а из свободной прессы и от независимых аналитиков. И когда идёт в народ, то уже знает правду, а выходит для непосредственного общения, обсуждения, дискуссии, чтобы показать свою реакцию на события и свою позицию. Но не для того, чтобы узнать – как оно там, в реальной жизни, что там, за оградой дворца, происходит.

Путину нечего ответить народу по существу. Поэтому честные вопросы не находят честных ответов. Откуда им взяться, если глава системы не планирует менять систему? Эти вопросы ему будут задавать пожизненно. И Путину неприятно на них отвечать. Притом что ответить честно он не может. Он ведь сам эту систему выстроил. Кого сделаешь виновным?

Россия Владимира Путина – это страна, в которой государство приватизировано действующей властью. В отсутствии честных выборов временные люди, власть которых должна быть строго ограничена сроком полномочий, почувствовали себя не просто постоянными, но иногда пожизненными хозяевами в чужом доме – «слуги народа» считают себя собственниками народа.

Президент России в такой системе – не глава государства, а глава правящего клана. Он создал этот клан для борьбы за личную власть и для удержания власти, а не для заботы о благополучии народа. Народ в такой системе – лишний. Он нужен, конечно, на выборах, но в таком состоянии, которое не угрожает власти, не может привести к её уходу. Поэтому выборы при Путине стали не способом смены власти народом, а способом её насильственного продления теми, кто порабощает народ.

Поэтому зомбоящик стал одним из главных политических механизмов в системе власти Путина. И явление в этом зомбоящике народу главного лица власти, оператора всей системы – неизбежное и обязательное действие, даже если сам Владимир Путин уже не хочет ни видеть, ни слышать народ. Он – раб построенной им самим галеры, власть над которой является не народным благом, а народным ярмом. В том числе и для него самого. Он уже не может сорвать эти оковы и направить ветшающее на глазах судно по другому пути.

«Прямая линия» Путина изжила себя, потому что система управления страной по Путину изжила себя, сам Путин изжил себя. Он немотивирован, скучен, раздражён. Он устал. Но он не хочет и не может уйти, потому что построенная им система ручного управления государством приспособлена только к одному конкретному человеку.

Путин понимает, что рано или поздно власть придется передавать, но как? Он не приемлет свободных выборов, он не сторонник честной конкуренции, он по сути не готов к смене власти, потому что тот, кому он сам (лично!) будет передавать права на управление машиной власти, должен быть выбран именно им, но не народом. Путин никогда не отдаст власть народу.

Народ в такой системе ничем не управляет. Он – только пассажир, заложник в летящем к обрыву поезде. Владимир Путин сам выбрал направление движения этого поезда и не способен уже сменить колею.

Народ задавал Путину главные и правильные вопросы, они даже появлялись на экране телевизора и шокировали верноподданную публику, но ни один из них не был прочитан в эфире и ни на один из них не был дан ответ.

Ответов на эти вопросы у Владимира Путина нет и не будет.

Государство, держащееся на вершине пирамиды, может рухнуть в любой момент. Только государство, стоящее на основании пирамиды, надёжно.

Такое надёжное государство Владимир Путин не построит никогда. Он неспособен это сделать. Ему такое государство не нужно.

Это может сделать только другой – во всех смыслах слова другой – человек. Свободный человек. Тот, кому будут нужны не подданные, но граждане. Не холопы, а обладающие правами люди.

А при нормальной системе управления государством сеансы политического гипноза по телевизору будут никому не нужны. Потому что и президент, и народ будут знать одну и ту же правду.

 

Автор: Лев Шлосберг

Источник: Псковская Губерния

Дополнительные ссылки

Темы: